беседырадиоэфир

Финансовые трудности в семье: как с ними справиться и сохранить любовь?

19 сентября, 2020
Часть 1
00:00
00:00
Часть 2
00:00
00:00

Мы говорили о финансовых трудностях и о том, как через них проходить, чтобы сохранить мир, уважение и любовь в семье.

Ведущие: Александр Ананьев, Алла Митрофанова

А.Ананьев:

— Добрый вечер, дорогие друзья!

В светлой студии радио «Вера» вас приветствует ведущая Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … ведущий Александр Ананьев.

А.Ананьев:

— И, как к доброму доктору, которому мы доверяем, приносим мы свои проблемы актуальные и болезни духовные прекрасному собеседнику, духовнику женского Алексеевского монастыря, дорогому протоиерею Артемию Владимирову.

Добрый вечер, отец Артемий!

О.Артемий:

— Добрый вечер! Я себя считаю не дорогим батюшкой, а народным, и даже… действующим благотворительно, по заповеди Божией. А вот слово «ведущий» – ко многому обязывает! Потому, что если кто-то попадает в больницу, то к нему прикрепляют ведущего врача и врача дежурного. Я сегодня врач – дежурный.

А.Ананьев:

— А мы с Аллой Сергеевной – те медсёстры с медбратьями, что толкают вот эту вот кроватку на колёсах с бедным пациентом. А пациентом у нас сегодня будет очень болезненная тема. Тема, которую мы не придумали с Аллой Сергеевной. Мы, вообще, темы не придумываем – мы либо говорим о наболевшем, либо делимся тем, чем поделились с нами, в свою очередь, наши слушатели.

И, вот, не так давно, у меня был разговор с одной из наших слушательниц, которая откровенно жаловалась на то, что жизнь её превратилась в… вот… не подберу другого слова… в жестокую попытку сведения концов с концами.

Как – спрашивала она меня – свести концы с концами?

И, вот, так уж совпало, что сегодня я встретил в одном из источников прекрасную цитату старца Паисия Святогорца: «Мы не сводим концы с концами, – говорит старец, – потому, что хотим иметь видео, телевизор, новую машину и множество украшений. Нас засасывает суета, – говорит старец, – и мы никак не можем остановиться. Мы желаем всё большего и большего. А, в результате, дети остаются без внимания, и это – огромная ошибка. Вот, что мы должны понять. Будем довольствоваться немногим. Тогда проблема перестанет существовать».

И, вот, тут у меня возник жесточайший когнитивный диссонанс. Моя знакомая – не из тех, кто довольствуется… чем-то невероятным. Она – не из тех, кто стремится за роскошью, за излишеством. И есть – мудрый старец, которому не верить невозможно. И сегодня мы с Вами и хотим поговорить о том, как свести концы с концами, для чего на нашу долю выпадают такие испытания, и – как выйти из них христианами? Какой урок из них можно извлечь? И – как не испортить отношения, допустим, мужу с женой, если они никак не могут свести эти несчастные концы с несчастными концами?

Вот, такая вот беда, отец Артемий! Вот, такая вот проблема актуальна, особенно сейчас.

О.Артемий:

— Да, безусловно, жизнь настолько многообразна и парадоксальна, что в этой студии, наверное, никогда не появится такой собеседник, как бы ни были светлы подмосковные вечера… такой собеседник, который бы выдал на блюдечке с золотой каёмочкой готовый ответ на риторический вопрос.

И… старец Паисий, конечно же, прав. Однако, его ответ не может охватить всю действительность. Он прав – стратегически, говоря о том, что современным человечеством завладела суета сует, и люди сами себе, подчас, придумывают головную боль. Как… существует присловье: сама придумала – сама заплакала.

Вы не поверите, но сегодня, на пути в радиостанцию «Вера», одна очень милая и совершенно не суетная особа средне-молодого возраста… а женщины все делятся на три категории: юное существо, молодая особа – это, вот, супруга, которая сидит перед Вами, и – особа средне-молодого возраста … так, вот… она говорит…

А.Митрофанова:

— Прекрасная градация!

О.Артемий:

— Она говорит: «Батюшка, быть может, я задаю Вам лишний вопрос, но у меня есть полтора миллиона – что мне с ними делать?»

Я стал рассуждать на эту интересную тему, а она говорит: «Вы знаете, отец Артемий… а ведь миллион – это тоже проблема. Вот, не было бы его у меня – жила бы я спокойно! Ну, хорошо – у меня хоть миллион, а вот у моих знакомых мульти-пульти – десятки означенных единиц. Так они покоя не знают! Они постоянно смотрят на какие-то, там, биржи, счета, курсы, думают, как бы всё лучше пристроить…»

Но, давайте, всё-таки, возвратимся на землю, к этой милой русской женщине…

А.Ананьев:

— Прежде, чем возвратимся, отец Артемий… а, вот, то, о чём Вы сказали – это, действительно, проблема? Или же это… ну…

О.Артемий:

— Это – смог современной жизни, далёко отводящий ум и сердце от единого на потребу.

У премудрого царя Соломона, жившего за тысячу лет до Рождества Христова, сказано, что человек нуждается в совсем немногом – кровле над головой, одежде и насущном хлебе. Хотя…

А.Митрофанова:

— А – сам царь Соломон? Как одевался?

О.Артемий:

— Он сказал это – к концу жизни, пройдя через все возможные испытания. Но мы – не Робинзоны, и, поэтому, даже люди, имеющие «минимум миниморум», всё-таки, ежемесячно должны снимать со своего водосчётчика показания, должны вносить коммунальные платежи, и много ещё чего должны. И совсем не мало и среди наших радиослушателей, наших радиособеседников людей, которые находятся в известном напряжении, и ломают себе голову, как свести эти концы с началами. И, конечно, вспоминая последнюю Вашу ремарку, ссоры между мужем и женою, по поводу означенных трудностей…

И, прежде всего, я, для себя, отвечаю на этот вопрос так: храни любовь, храни равновесие ума и сердца, не теряй мира в душе, не теряй почву под ногами. Где мир – там Бог. А у Бога – всего много.

И мне вспоминается Афонский монастырь «Ставроникита» – греческий монастырь, – где в подвале существует огромная ёмкость такая, бочка, в которой никогда не переводится оливковое масло. Лично об этом мне говорил насельник этого монастыря, и, уже несколько столетий, братия знает, что, как зеницу ока, они должны сохранять единомыслие и братскую любовь. И, покуда не пресекается в монастыре эта атмосфера доверия, улыбок, такта, деликатности, оливковое масло в бочке не скудеет.

Афон – Афоном, но сказанное справедливо и для мирских жилищ, для супругов, для наших домов. Будет любовь – бровь вверх не уйдёт, озадаченная тем, как прожить завтра нам и нашим детям.

А.Митрофанова:

— Удивительный пример, отец Артемий, Вы привели с этой бочкой, наполненной оливковым маслом!

Парадоксальным образом, я вспоминаю сейчас, как мне попадались размышления людей… знаете, есть… вот… коучи? Есть сейчас такое модное направление – саморазвитие… да… люди обращаются к коучам. И люди, пытающиеся наладить свои, как раз, отношения с деньгами, задаются вопросом – что мы делаем не так, почему у нас деньги утекают из семьи сквозь пальцы?

И эти самые коучи задают им встречный вопрос: а какие у вас отношения друг с другом? Ну… вот… между мужем и женой?

И там выясняется, что – да… какие-то конфликты, разборки, что-то ещё…

И эти коучи задают следующий вопрос: а вы пытались ваши отношения выстроить?

Недоуменный ответ вопрошающего: а это здесь – при чём?

А дальше начинается какая-то мистика, которая… я не знаю… понимаете, у меня нет какого-то безусловного доверия ко всем тем людям, которые себя коучами называют. Безусловно, среди них есть блестящие профессионалы, которые помогают стать на ноги в критической ситуации человеку, который к ним обратился, но много и шарлатанов.

О.Артемий:

— Это, своего рода, психологическая служба? Или это – коучи, в отношении финансов… что-то такое…

А.Митрофанова:

— В том-то и дело! Понимаете, отец Артемий…

О.Артемий:

— Или – на все вкусы хороши…

А.Митрофанова:

— … это – полный винегрет! Вот… это, как среди психологов есть… ну… просто полная профанация профессии, и есть – блестящие специалисты, так и в этом направлении, очевидно, тоже. Я не берусь судить – потому, что глубоко в эту тему не погружалась.

Но – вот, удивительный пример. В том разговоре, о котором я говорю, вопросы о том, какие между вами взаимоотношения, оказались связаны с финансовой ситуацией в семье. И то, что говорите Вы сейчас…

Я тогда просто, знаете, как-то… ну… проскочила, удивилась… думаю: «Надо же…» – но вот сейчас Вы говорите, фактически, то же самое. Если между братиями в монастыре – мир, то оливковое масло – не оскудеет в их бочке!

Как это работает?

О.Артемий:

— Но это – какое-то уникальные чудо! Это – не во всех монастырях такая самовосполняющаяся бочка существует. Это присуще именно одному единственному монастырю греческому, который, кстати, очень ценит память отца Иоанна Кронштадтского. В начале ХХ века они погорели, и отец Иоанн Кронштадтский прислал им 100 царских рублей – чуть ли не эти 100 рублей они хранят до сих пор, как благословение батюшка, всегда хранившего… старавшегося хранить сердечный мир, и, если терял, то быстро восстанавливал его. И ещё отец Иоанн Кронштадтский имел обыкновение никогда не передавать, не делиться плохими, будоражащими душу, новостями – настолько он почитал важным спокойствие сердец. Через спокойное сердце действует Сам Бог.

А.Ананьев:

— Вот, Алла Сергеевна! А у нас дома оливковое масло заканчивается, как только мы его открываем – делайте выводы, девушка, делайте выводы!

А.Митрофанова:

— Хорошо…

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

— «Семейный час» на радио «Вера» продолжается.

Сегодня мы говорим о насущном – о том… даже не о деньгах, друзья. Вот, всё-таки, я хочу подчеркнуть, что сегодня мы говорим не о деньгах. Сегодня мы говорим о жизни, и о том, как сохранить главное – о том, как сохранить любовь, несмотря на мелкие, или – не такие уж и мелкие, жизненные трудности и неурядицы.

Сегодня мы об этом говорим с духовником женского Алексеевского монастыря протоиереем Артемием Владимировым.

И, как обычно в это время, короткая цитата: «Мы вдаёмся в чрезмерную суету, – говорит старец Паисий Святогорец, – теряя, при этом, драгоценное спокойствие. Мы – распыляемся! И женщина вынуждена работать – потому, что, дескать, нам не хватает денег. А, в результате – дети лишаются своей матери. Ради чего-то незначительного, мы теряем смысл и цель создания семьи».

И, вот, эта цитата подводит меня к следующему вопросу, отец Артемий: на ком ответственность лежит в получении денег – на муже, или на обоих? И – может ли женщина взвалить эту ответственность на себя? И – не будет ли это нарушением каких-нибудь заповедей или христианских установок?

О.Артемий:

— Конечно, по определению, «кормилец» – существительное мужского рода. Однако, в этой традиции очень много вариаций. Наше время предоставляет нам самые разные примеры, и, я вижу, гармоничные семьи существуют, где… скажем… добродетельная супруга, мама четырёх или пяти детей – прекрасный архитектор. Она получает и светские, и церковные заказы, трудится совестливо, из любви к искусству, летает по уездным городам России, встречаясь с заказчиками. А папа – такая душка – он так пестует детей, не балуя их, но призывая их к размышлению «можно или нельзя, и, если можно, то – почему», что встречает маму, приезжающую из аэропорта, вкуснейшим обедом. И у мамы хватает ума, любви и признательности никогда иронично не назвать папу «усатым нянем», но они благодарят Господа за такую дифференциацию, разделение труда, хотя, наверное, для XIX века это было бы – почти нонсенс.

А.Ананьев:

— Вот… я тоже сейчас слушаю – пример блестящий. Он яркий, он настоящий, он жизненный, и, тем не менее, он – невероятно парадоксальный. Это же – нарушение всех возможных правил. Это же – смещение гендерных ролей. Это – превращение жены из хранительницы очага в добытчицу.

О.Артемий:

— Что – правила, сами по себе? Важно существо дела. А существо дела – это атмосфера родительского взаимного доверия, любви. Мне доставляет удовольствие слушать, как общаются муж и жена, делясь жизненными впечатлениями. Папа, при этом, прекрасно владеет молотком и дрелью, он мальчишек возит на Волгу и учит их добывать рыбу всякими легальными образами и способами… Здесь нет явного перекоса – потому, что мама, всё-таки, не бурлак на Волге. Это – представитель высокого творческого труда, весьма котирующегося в нашем обществе.

Но, давайте-ка, вернёмся к этим концам, которые не всегда сходятся друг с другом. Потому, что кто-то из наших радиослушателей, наверное, готов нас обозвать, как Владимир Ильич Ленин Герберта Уэллса – мечтателями ли, романтиками ли, ботаниками… «Батюшка, Вы тут всё про любовь и про любовь…

А.Ананьев:

— Ну, так это же – самое главное, отец Артемий! Мы Вас всё пытаемся столкнуть…

О.Артемий:

— … а у нас за газ не уплочено!»

А.Ананьев:

— Мы Вас всё пытаемся столкнуть в мрак отчаяния и грусти, а Вы нас всё вытаскиваете на свет – там, где любовь, и всё хорошо! Это же – промыслительно, это же – здорово, и мы Вам за это благодарны.

А.Митрофанова:

— Так, вот, сейчас отец Артемий сам вернулся к вопросу… как быть, если за газ-то не уплочено… а ещё – за электричество и воду…

О.Артемий:

— Знаете, давайте, вспомним Спасителя нашего Иисуса Христа, который когда-то упрекнул учеников, пытавшихся выговорить женщине, разбившей, на их глазах, сосуд с драгоценным миром. Христос не остановил эту женщину, которая возлила миро на Его стопы, но сказал: «Нищих – то есть, людей, находящихся под чертой прожиточного минимума, – всегда имеете перед собою…»

И, действительно, бедность – не порок, и, как бы ни было совершенно общество, какие бы замечательные выплаты в минувшее карантинное время наш новый премьер… дай Бог ему здоровья… Михаил, раб Божий, по повелению Президента, ни выдавал на семью, на детей, всё равно, людей, которые, как рыба об лёд бьются, которые, как караси, вынутые откуда-то из пруда, вот так вот… раскрывают рот, и пытаются заглотить воздух, всегда – немало. И мне, как священнику, который находится в гуще народной жизни, совершенно очевидно, что люди имущие должны быть особенно внимательны ( это – друзья, это – родственники, это соседи ) потому, что вот эта черезполосица, вот эта амплитуда, разность температур – здоровые и больные, богатые и бедные – вот это многообразие земного бытия, на самом деле, выравнивается законом перераспределения любви и добра. И отец Иоанн Кронштадтский, о котором я упомянул, жил в городе, куда, ещё при Царях-батюшках, всякую голытьбу ссылали, или… как… транспортировали. И батюшка настолько близко к сердцу принимал толпы попрошаек, какие-то куты, где, среди лохмотьев, мать нянчила дитя… что он громким голосом взывал к купеческим, к дворянским сословиям, и напоминал им вот эту самую истину: мы живы только круговой порукой добра.

Попросту говоря… вот, Вы мне сейчас сказали о какой-то радиоприхожанке, у которой такая элементарная трудность – она и проездной не может приобрести… я, вот, просто… если Вы координаты её сохранили, втайне буду рад ей… именно ей… на других, может быть, меня не хватит – незаменимых у Господа нет… всё-таки, на «Светлый вечер» приходят десятки людей, и не только батюшек… но у меня ЕСТЬ возможность ей помочь. И богаче мы становимся всякий раз, когда без афиширования, не рекламных целей тщеславия ради, но по внутренней потребности, по участливости – вот, такую крохотулечку… Для кого-то 5 тысяч – это, действительно, великая сумма, а вот, например, для столичного священника, который трудится честно, и народ всегда рад поддержать священника – просто радость поделиться этой оранжевой бумажкой.

И дело здесь не во мне, и не в Вас. А мы, действительно, должны сегодня быть особенно участливы, внимательны, наблюдательны. Потому, что люди, подлинно нуждающиеся, никогда не протягивают руку. У них никогда не хватает отваги о чём-то попросить. Они ещё и не примут, если Вы… как-то… грубовато и прямолинейно предложите им помощь – для подлинной благотворительности нужна ещё и изобретательность, и просить нужно Николая Чудотворца – научиться тайно делать милостыню.

И вот – мы должны, действительно, помогать друг другу, и, при этом, смотреть не на объявления какие-то в Интернете, а на окружающих нас людей – на лестничной ли клетке, или – на приходе, где все звания и состояния молятся. И… это очень важно, чтобы наши сердца были живы. А живы они – в ту меру, в какую чувствуют нужду ближнего и умеют эту нужду незаметно, во славу Господа, погасить.

А.Митрофанова:

— Отец Артемий, возвращаясь, всё-таки, к ситуации, когда человеку трудно концы с концами свести… Свидетельствует ли это о его неправильном внутреннем устроении, о его неправильных отношениях с деньгами, о его неправильном выборе жизненного пути? Стоит ли в эту сторону рефлексировать и искать для себя ответ: «Что я делаю не так»? Или – положиться на милость Божию, и как-то… вот… ждать, как всё само собой выправится?

О.Артемий:

— Наблюдаю среди бесконечно разнообразных типажей, психотипов людей, такое сословие женщин молодого возраста, которые всегда находятся в долгах. Которые…

А.Митрофанова:

— Ах… это – про другое!

О.Артемий:

— … получив какие-то, непосильным трудом заработанные, средства, спущают их, как душем смывается шампунь с головы! И я вижу, что такие замечательные особы, зачастую, просто не подлежат термической обработке, перевоспитанию, и с этим ничего поделать нельзя – это не лечится! Я не знаю, какой коуч может их научить крепко держать «десятку» с изображением Владимира Ильича Ленина в своей ладони.

И, в этом смысле, Вы правы. Потому, что рачительный хозяин, действительно, должен, положась на Господа, всё-таки, элементарные сделать исчисления – одно пишем, два в уме – и не страдать указанной… такой… болезнью недержания денег.

А.Ананьев:

— Ровно через минуту полезной информации на радио «Вера» мы вернёмся к этому, фантастически прекрасному, разговору, в котором Алла Сергеевна вспомнит ещё коучей и всякую мистику, а протоиерей Артемий Владимиров продолжит делиться своей мудростью, и… я не знаю… вот, вы заметили сейчас, друзья, или нет – вот, сейчас, только что, в эфире радио «Вера» случилось чудо. Потому, что какая-то женщина, испытывая трудности, взмолилась о помощи – и помощь к ней пришла. Разве не это есть доказательство бытия Божиего?

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

— «Какое ты зло, о, коварное и немилосердное золото!» – говорит святитель Григорий Богослов, – И на живых, и на мертвых заносишь неправедную руку свою».

Сегодня мы говорим о деньгах на «Семейном часе».

В студии – ведущая Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

— … и наш дорогой собеседник протоиерей Артемий Владимиров.

Говорим мы сегодня о деньгах, и о многом другом, что с ними связано, и что из этого вытекает.

Действительно ли, золото – зло, как о том говорит святитель Григорий Богослов, отец Артемий?

О.Артемий:

— Интересно, что Вы, живя в большом и шумном городе, имея весьма милую… не будем скрывать – красивую и современную супругу…

А.Митрофанова:

— Спасибо!

О.Артемий:

— … всё время мне цитируете пустынников и анахоретов, которые сами принесли обет нестяжания, и обращаются, как правило, к своим собственным ученикам, призывая их не иметь второй перемены одежды, и не прятать в поясе медяков, всецело уповая на Того, Кто питает птиц и даёт роскошное одеяние цветам. Но, тем не менее, святитель Григорий – светлейший ум Церкви во все времена… надо подумать, не пригласить ли его к нам на «Светлый вечер»?

А.Митрофанова:

— А у Вас есть на него выход? Мы – с радостью…

О.Артемий:

— Мы сделаем запрос в Небесную канцелярию. Я думаю, ваша радиостанция – не единственная, которая мечтала бы заполучить такого Небесного гостя…

А.Митрофанова:

— Совершенно точно!

О.Артемий:

— И, конечно, злом именует он золото, может быть, потому, что страсти человеческие… помните, рассказ Алексея Максимовича Горького «Страсти-мордасти»… они-то и воскипают тогда, когда на бочку сыплются пиастры.

«Люди гибнут за металл, сатана там правит бал!»

Но, если вы меня спросите конкретно: «Аурум ( по латыни – «золото») – зло ли это?» Конечно, нет!

У меня есть глубокое убеждение, что драгоценные металлы, драгоценные камни и цветы – остатки Рая на земле – должны быть приносимы Создателю.

Помните персидских мудрецов, которые положили к стопам Христа золото? Оно ведь сохранилось на Афоне, в виде прекрасных треугольничков с выгравированными на них тончайшими рисунками! Вот почему русские люди, испокон века, старались, воздвигая собор где-нибудь в Нижегородской области… посмотрите, какие богатыри-соборы вокруг Дивеева стоят, а рядом – одноэтажная Россия, маленькие, когда-то утлые, крестьянские домики.

Итак, не золото – зло, но злы человеческие сердца, которые прилипают к тлену и праху, принося в жертву любовь и честь, и честность. Страдая вот этим болезненным пристрастием к деньгам, человек становится и скуп, и нечувствителен. Мне, как священнику, известно, какие драмы имеют место между родственниками, когда им приходится делить наследство, как они забывают свою кровь… све-кровь… и именуют друг друга врагами тогда, когда бы нужно идти на мировую сделку, ради Христа.

А.Ананьев:

— Почему я спрашиваю, зло ли золото?

Дело в том, что мы – вчера, буквально – с Аллой Сергеевной говорили о наших знакомых, и я говорю:

— Слушай… ну… вот… чтобы решить этот вопрос, давай обратимся вот к такому-то человеку – он работает в Москве, в благотворительном фонде…

Она говорит:

— Да ты – что? Он зарабатывает – копейки!

Я говорю:

— Ну, давай тогда обратимся вот к этому человеку… я знаю про него, что он – очень хороший человек…

Она говорит:

— Он зарабатывает ещё меньше, и ему – нужно, потому, что у него вот такие-то проблемы.

И я… так… вдруг понял, что… я не знаю, совпадение это или нет, но все хорошие люди – вот, я, прям, так – в лоб, и у меня – детское определение: хорошие люди – они все бессеребренники.

Я не говорю, что все плохие люди – вдруг богатые. Но как-то все хорошие люди – они не держат у себя денег, они их раздают. Они помогают другим. У них – нету. Понимаете, о чём я говорю?

А.Митрофанова:

— Я могу продолжить этот ряд в наших знакомых, добавить туда ещё несколько человек, которые раздают, не держат деньги, как своё, а пускают их в служение. Но это – крайне состоятельные люди. Ну, то есть, они – миллионеры и миллиардеры.

И у них – их мало таких, но я знаю… я просто… ну… я это видела… отношение к своему капиталу – такое. У кого-то талант – писать картины, у кого-то талант – писать музыку, у кого-то талант – служить Богу…

О.Артемий:

— … а у кого-то – приобретать картины и возвращать их в Россию…

А.Митрофанова:

— … а у кого-то талант – умножать капитал. Это – точно такой же талант, которым мне, как христианину, надлежит служить Богу. И они этим занимаются.

И… вот… мы слышали про очень хорошую семью меценатов – у нас есть очень близкий общий друг, который наблюдает за тем, как выстраиваются у них отношения. Там – прекрасная семья, всё – слава Богу, дай Бог им многая лета. Они – очень богатые люди. Они к своим деньгам относятся, как не к своим. Ну, то есть, они через них проходят, не прирастая – деньги – как через определённый канал.

Вот, они знают: вот этому священнику надо – у него ребёнок заболел, срочно – в больницу… там… что-то такое, вот тут вот, при этом монастыре, очень много педагогов – мы можем построить там хорошую школу, там есть, кому заниматься с детьми ( туда сейчас, в итоге, в эту школу привозят детей из совершенно разных мест ), вот там-то нужно организовать больницу, и – прочая. Вот, этим они занимаются, понимаете? И они от этого… как сказать… то есть, вот… по тому принципу, как Вы сказали – чем больше отдаёшь, тем больше у тебя, в итоге, получается.

Это – какой-то другой принцип. Это – не зависит от размера твоего капитала. Но просто, видимо, люди, которые к деньгам, действительно, не прирастают, люди, которым служат деньги, а не которые служат деньгам – у них в жизни всё получается как-то хорошо. Может быть, я не права, я не знаю...

О.Артемий:

— Вы вполне правы – потому, что речь идёт о искре Божией, которая таинственно, глубоко в их сердце мерцает… светит… свет во тьме светит… искры тают на ветру… И, если бы мы с вами сегодня делали передачу о меценатах XIX-начала ХХ веков из купеческого сословия, мы бы увидели плеяду удивительных русских людей, относившихся к честно нажитому… не распиленному государственному бюджету, а – честно нажитому богатству, как к Божиему дару. При том, что они чувствовали – vita brevis – жизнь коротка – ответственность пред Создателем, почитая, по слову Иоанна Златоустого, что их средства не принадлежат им, но принадлежат тем людям, которые более всего нуждаются. Ну… для нашего времени, всё-таки, боюсь, это – исключение.

Да, покажи мне твоих друзей – я тебе скажу, кто ты. Приятно слышать, что ещё наше отечество не оскудело в конец такими добрыми сердцами.

А.Митрофанова:

— Да, это – слава Богу, действительно. Но: что общего, между этими людьми и директором благотворительного фонда, о котором сказал Александр Владимирович?

Через этого директора тоже проходят большие суммы, но у него зарплата, действительно, копеечная. Потому, что он не понимает, как он может взять что-то себе…

О.Артемий:

— Прикоснуться… отщипнуть…

А.Митрофанова:

— Да. То есть, и те, и другие – и те, у кого зарплата копеечная, и вот эти вот, очень состоятельные, люди – они… как сказать… им всего хватает. Я не знаю, как это возможно. Потому, что, в большинстве своём, мы – люди, ходящие по земле, и нам всё время чего-то не хватает.

Нашим детям нужно хорошее образование, перед нашими мужьями стоит задача, чтобы у жены было всё для того, чтобы она могла привести себя в порядок и хорошо выглядеть, перед женщиной стоит задача, чтобы её муж всегда был… там… обстиран, обглажен, обут, одет, накормлен, и – прочая, прочая. Всё это – требует средств. И их – вот, в той ситуации, с которой мы начали наш разговор, когда не можешь свести концы с концами – их не хватает.

И я пытаюсь понять – что-то мы делаем не так? Если есть люди, у которых – копейки, и им хватает так же, как людям, у которых – большие состояния. Или просто… я не знаю… жизнь такая?

Есть ли какой-то… ну… не знаю… духовный, может быть, закон, который регламентирует вот это наше…

О.Артемий:

— Апостол Павел говорит в одном из своих посланий, что нет ничего, более драгоценного, нежели быть благочестивым – то есть, жить по вере во Христа, жить по нравственному закону правды и любви. Благочестивым и довольным – то есть, благодарным Создателю за каждый прожитый день, за имеющееся. Или, как русский народ формулировал этот modus vivendi – образ жизни: благодарить за то, что есть, и не мечтать о том, чего нет. Это – особое, философское устроение души, и думается, что нашим детям и внукам мы бы должны уметь передать эту эстафетную палочку – вместо капризов, несбыточных желаний, каких-то угрызений «у него есть, а у меня нет», быть благодарным Создателю за красоту этого мира, за самый дар жизни, за кусок хлеба с маслом, и, таким образом, взращивать в себе начатки сердечного спокойствия и мудрого умения пользоваться малым – во славу Господа, во здравие телесное, в радость душевную, не впадая в какое-то пресыщение.

Во всяком случае, тот же апостол Павел говорит о том, что терпят кораблекрушение в жизни желающие непрестанного обогащения, и никогда не умеющие остановиться на достигнутом.

А.Ананьев:

— А вот конкретный вопрос, отец Артемий. Подходит к Вам милая, юная, светлая особа, и, протянув к Вам руки, просит Вашего совета. «Отец Артемий, говорит она, – замуж хочу выйти за человека, которого люблю. Звать его Эдуард. Он всем хорош, прекрасен, но он совершенно не умеет зарабатывать. Мне кажется, что с ним я буду вечно сводить концы с концами.

Скажите мне, отец Артемий, – произносит эта юная особа, – есть ли Ваше благословение на то, чтобы выходила я замуж за человека, который настолько неустроен в этой жизни?»

О.Артемий:

— … нищеброда, доктора Паганеля?

А.Ананьев:

— Вот, Вы произнесли то, что у меня язык не повернулся сказать!

О.Артемий:

— Вы знаете, мы с вами любим говорить о семейной жизни, о супружестве, и… В девушке, молодой особе, как Вы выразились, зарождаются нежные и трепетные чувства, она выделяет Эдика, среди Кариков и Валиков, Чуков и Геков, но, при этом, трепетности, высоте чувств, романтичности, вот этих… души прекрасных порывов совершенно не мешает, и не находится в диссонансе со словом «любовь» question – вопрос – «А сведу ли я с ним концы с концами?» Потому, что, всё-таки, здоровая прагматика… такое… хозяйственное… такое… рачительное, аналитическое устроение души тоже должно присутствовать. И сам Эдик, если он, увидев устремлённый на него взор, отвечает взаимностью, тотчас должен, на мой взгляд, придирчиво осмотреть себя, свой внешний вид. Он должен, уже с завтрашнего дня, начать стирать свои носки, удалить вечный траур по Брежневу из-под ногтей, он должен решить для себя, где он обретёт средства для того, чтобы милой подарить букет – не чертополоха. И не ломать сирень в парке имени Алексея Максимовича Горького, а начинай – протирай лобовые стёкла, продавай пирожки хорошего качества, служи курьером… словом… я увлёкся немного.

«СЕМЕЙНЫЙ ЧАС» НА РАДИО «ВЕРА»

А.Ананьев:

— «Семейный час» на радио «Вера» таков, что увлекаются все – и ведущая Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … и Александр Владимирович Ананьев – очень увлечены!

А.Ананьев:

— Да. Но я в восторге от этих историй, ярчайших живых образов, которыми с нами делится наш дорогой собеседник, протоиерей Артемий Владимиров!

И я всё, с нетерпением…

О.Артемий:

— Заметьте, делится, а не скрывает всё, как скопидом. Что ты отдал, то ты, как раз, и обретаешь. Что ты спрятал, то – пропало.

А.Ананьев:

— Да, да, да! И я очень рад, о мы с Вами, вот, взялись, как следует за нашего этого Эдуарда несчастного…

Смотрите… вот, Вы говорите… вот, если серьёзно… он должен взяться за ум, привести себя в порядок – безусловно! Но есть один очень важный момент, и Алечка об этом уже сказала: зарабатывать деньги – это талант. И не всем – дано.

Меня зовут Александр, мне 43 года, и я знаю, что я не способен ЗАРАБАТЫВАТЬ деньги. Я способен – работать и получать за это зарплату. Меня это… я знаю, я в определённом мире нахожусь со всем, но я знаю, что баснословных денег я никогда не буду зарабатывать. И – слава Богу, что у меня есть жена, которая это понимает. Она принимает меня таким, какой я есть, верит в меня, но я понимаю…

О.Артемий:

— … и считает Вас безценным…

А.Митрофанова:

— … абсолютно.

А.Ананьев:

— Да, но… а Эдуард не умеет зарабатывать вовсе. Ну… я, безусловно, придумал эту историю…

О.Артемий:

— Ну, давайте, пристроим его консьержкой!

А.Ананьев:

— Видите ли, в чём штука, дорогой отец Артемий! Деньги делают с нами страшную штуку… почему я сказал в самом начале, что деньги – это зло? И я согласен. Деньги – отсутствие денег – делают мужчину… вот, сейчас я даже сформулировал это. У нас сейчас так принято в обществе, что если человек не может зарабатывать деньги, он – внимание – несостоявшийся человек. И это – правда, так и есть. Если женщина вышла замуж за мужчину, который не умеет зарабатывать деньги, она – несостоявшаяся женщина.

И наша юная особа, которая, как и всякая девушка в 19 лет, мечтает быть счастливой – она хочет быть состоявшейся женщиной! Она не хочет превратиться в несостоявшуюся – понимаете, в чём штука?

О.Артемий:

— Я думаю, что среди наших радиослушателей могут быть и насельники Афонских греческих и русского монастыря, и, поэтому, спешу делать оговорку. Определение человека состоявшегося – это не существо хомо сапиенс, получающее «зряплату». Состоявшийся человек – это тот, кто доволен жизнью, тот, кто раскрывает личностные качества сердца, делясь ими, возрастая нравственно. И монах, по определению, это – существо, которое не должно, не имеет права зарабатывать деньги.

Может быть, Эдика направим послушником в Нило-Столобенскую пустынь?

А.Ананьев:

— Да, это был бы выход для всех – и для юной особы, и для Эдуарда, и, в общем, нам было бы за него спокойно. Вот, кстати… вот… вот, почему моя душа, Алла Сергеевна, стремится в монастырь! Я всё хочу… как-то… выкрасть из семьи месяц жизни, и…

А.Митрофанова:

— Что же Вы всё прибедняетесь, Александр Владимирович…

А.Ананьев:

— … съездить в монастырь, хотя бы трудником пожить в монастыре, но… вот… как-то всё…

А.Митрофанова:

— Семья Ваша, благодаря Вам, как сыр в масле катается – что же Вы наговариваете-то на себя?

О.Артемий:

— Копите деньги на поездку!

А.Ананьев:

— Вот, начинается… копите деньги на поездку… а это уже – неправильное отношение к деньгам, ибо надо, чтобы деньги работали, жили, а иначе…

А.Митрофанова:

— Вы знаете, отец Артемий… вот… то, о чём говорит Саша, действительно, сегодня очень часто встречающаяся установка. Ты – в такой степени качественный, состоявшийся, благополучный человек, в какой степени ты умеешь зарабатывать деньги…

А.Ананьев:

— Да. И выражение «знать себе цену» определяется шестизначным числом.

О.Артемий:

— Я думаю, всё-таки, это свойственно для определённой прослойки людей… не назову её плесенью, но и золотой каймой общества – тоже нет.

Вчера я посетил ведущего пушкиниста не только страны, но и всего земного шара…

А.Митрофанова:

— Неужели…

О.Артемий:

— Его книги исчезают сразу, едва только они появляются на прилавках. Это – совмещение глубокой духовности, философии, чувства слога, слова… кажется, что этот человек прожил с Александром Сергеевичем всю его жизнь, и знает её по минутам, и знает самого Александра Сергеевича так, что, не раскрывая томика, вам перескажет «Евгения Онегина».

Посетив его дом, как священник, я был, в очередной раз, удивлён – а он не холостяк! – действительно, минимум всего. И главное богатство – это книги, стеллажи… книги на полках, книги на диване… Там не видно ни жидкоплазменного телевизора, ни других каких-то… микшеров… и… миксеров. И я получил для себя такое назидание, в очередной раз – удивительное душевное богатство, удивительный внутренний мир – и, типично русское – русское, не в смысле национальном, а в смысле духовном – пренебрежение, если хотите, к устроению быта, «буржуазного мирка», как это когда-то говорилось. И – он ли не человек состоявшийся, которого вся образованная филологическая шатия-братия просто готова носить на руках, по удивительной глубине проникновения в наследие русского гениального поэта?

А.Митрофанова:

— Вот, отец Артемий, Вы сейчас удивительный привели пример. И я думаю, что многие из нас, как раз, на таких идеалах и формировались. И сейчас, поскольку… ну… не все люди в ситуации, когда сводят концы с концами, есть и те, кто задумываются, может быть, сейчас о приобретении… там… дополнительной недвижимости, и задаются вопросом: «А имею ли я на это право?»

Вот, у нас… там… допустим, есть какая-нибудь квартирка в городе, но мы думаем, может быть, улучшить жилищные условия, и купить загородный домик…

О.Артемий:

— Улучшайте, пока есть возможность, пока есть, что клевать курочке-рябе…

А.Митрофанова:

— А как же – идеал бессеребренничества?

О.Артемий:

— Улучшайте! Бессеребренничество – это, во-первых, удел иноков («отцы пустынники и жёны непорочны…»). Но можно и имея загородный домик… а куда Вы пригласите батюшку Артемия в светлый вечер золотой осени? «Батюшка, простите, мы… вот… в Капотне, или в Печатниках, в нашей малогабаритной кухонке… Вы только, если будете потягиваться, смотрите, не сверните сушилку одной рукой, и не попадите нашему Барбосу в его влажный мокрый нос – это самое чувствительное место у нашего четвероногого друга…»

В этом смысле, люди семейные пусть не гнушаются возможностью, коль скоро Бог даёт, приобрести дом с мезонином – так, чтобы Александр вечером, возвращаясь после прогулки к узкой речке Переплюйке, обмахивая себя…

А.Митрофанова:

— От комаров…

О.Артемий:

— … кустиком какого-то зонтичного растения, громко восклицал: «Мисюсь, где ты?»

А.Ананьев:

— Дорогие слушатели радио «Вера»! Ведущие Алла Митрофанова и Александр Ананьев приносят вам свои извинения – вот, по какому поводу.

Название программы мы сформулировали так: «Как свести концы с концами?». Но, снова и снова, в нашем разговоре звучат фразы «есть у меня знакомый миллионер»… знаете ли… вот… «купить ли нам дом»… понимаете ли… Это никак не входит в концепцию «свести концы с концами». Я счастливо улыбаюсь, потому, что… ну… вот, так вот складывается разговор, хотя, в общем-то, мы говорим, конечно же, о деньгах… о деньгах, и о том, что они делают с нами.

Очень важный вопрос, отец Артемий…

О.Артемий:

— Что делает с нами их отсутствие?

А.Ананьев:

— Да…

А.Митрофанова:

— И их отсутствие, конечно…

А.Ананьев:

— … но… и их наличие – тоже, и их отсутствие – безусловно.

Если деньги становятся причиной ссор между мужем и женой… даже не ссоры, а испорченных отношений… если звучат фразы: «Ты мало зарабатываешь… ты не на то тратишь… зачем ты купила вот это – у нас сейчас нет на это средств, нам лучше бы их отложить на вот это…» – если такие разговоры звучат, свидетельствует ли это о проблемах с деньгами, или же это свидетельствует о чём-то ином?

О.Артемий:

— Свидетельствует, может быть, о недостатке внимания друг ко другу. Потому, что семейная жизнь, прежде всего, учит держать в фокусе внимания внутренний мир твоей половины. Изучая характеры, привычки, шествуя дорогой жизни рука об руку, мы, всё-таки, учимся не говорить и не делать ( не говорю – не думать ) ничего такого, что нарушит мир, и будет источником дисгармонии. Любящие друг друга супруги всегда имеют эту оглядчивость, умеют смотреть со стороны на себя. И если для супруга поход в Ашан – это не самое желанное событие на дню, то и она скажет: «Я – на минутку…» – и никогда не задержится в Ашане более трёх с половиной часов.

А.Ананьев:

— Мне трудно представить себе тему, разговор на которую с протоиереем Артемием Владимировым стал бы грустным, суровым и скорбным…

О.Артемий:

— Настроение просто у меня сегодня хорошее! Я пришёл абсолютно без денег, и не надеюсь ничего получить за эту передачу, как и за прошлую – потому, что мы встречаемся с вами здесь исключительно из любви к искусству…

А.Ананьев:

— … и из любви к нашему собеседнику!

Спасибо Вам, дорогой отец Артемий! Мы с Аллой Сергеевной получили особое удовольствие… правда, она сегодня не заснёт, я Вам точно скажу!

Мало того, что Вы рассказали ей об оливковом масле, которое не заканчивается, Вы рассказали ещё ей и о человеке, который чуть ли не лично знает её любимого Александра Сергеевича Пушкина! Вот, точно – девушка сегодня не уснёт! Будет плакать в подушку…

О.Артемий:

— И интересно, что уже в 5 лет он наизусть знал «Медного Всадника». Потому, что мама над колыбелью, читая весь круг поэзии Золотого и Серебряного века, читала и «Медного Всадника». И он, в пять лет, мог с середины, или с конца воспомянуть строфу за строфою это таинственное, мистическое произведение.

А.Ананьев:

— Ну, всё! Алла Сергеевна Митрофанова отправляется плакать…

А.Митрофанова:

— Ну, почему – плакать-то? Я книгу открою этого человека и почитаю на ночь – будет замечательно… Я же догадалась, о ком речь!

О.Артемий:

— А мы, заканчивая эту злободневную тему, всё-таки, давайте, вспомним русскую присловицу: «Не в деньгах счастье!» И Псалтирь: «Если таки течёт к тебе богатство, не прилагай к нему сердце».

А.Митрофанова:

— Золотые слова! Абсолютно.

А.Ананьев:

— Духовник женского Алексеевского монастыря в Москве, наш дорогой собеседник протоиерей Артемий Владимиров, спасибо Вам большое!

О.Артемий:

— До скорых, и новых, встреч!

А.Ананьев:

— С вами была Алла Митрофанова…

А.Митрофанова:

— … Александр Ананьев.

А.Ананьев:

— Вернуться к этому разговору вы всегда сможете на нашем сайте radiovera.ru

До новых встреч!

А.Митрофанова:

— До свидания!

Радио ВЕРА

Данный блог является официальным сайтом прот. Артемия Владимирова. Он создан при его непосредственном участии и наполняется под его контролем. Прочие ресурсы, посвященные личности прот. Артемия, ведутся по инициативе других авторов и наполняются по их усмотрению.

© Протоиерей Артемий Владимиров, 2020