служитель слова...

Памяти доктора Лизы. 17 Jan 2017

Карамзинская «Бедная Лиза»...
Как чувствителен пушкинский век!
Но как ныне оплеван, унижен
Двадцать первый, и с ним — человек...

Появилась вдруг новая Лиза,
Все видавшая в жизни своей
От московских яслей до Парижа,
Светлый ангел детей и бомжей.

Есть на свете бесстрашные люди...
Все готовы отдать — скарб и кров.
Вместе с жизнью. От них не убудет,
Даже если вся вытечет кровь.

Доктор Лиза... Какое прозванье!
До нее только был Айболит.
Всем помочь — непростое призванье —
Мир, как пакля, войною горит.

От наемных убийц скрылись дети
Под землей — в погребах, в бункерах...
Поутру в медицинской карете
Вдруг прикатит она на парах,

Среди дыма и крови, и криков,
Ищет тех, кого можно спасти...
С материнской улыбкой на лике,
Прижимая ребенка к груди,

Солнцем светится добрая Лиза —
Поутихло сраженье вокруг;
И дитя льнет к ней ближе и ближе,
Ласку чуя заботливых рук...

В скорбь повергла Россию кончина
Исполнявших свой воинский долг.
В море пал самолет, а причину
Знает только всеведущий Бог.

Трое суток искали останки.
Не бросает Россия своих.
К погребенью прийдя спозаранку,
Я хотел бы печальный свой стих

Белоснежным святым покрывалом
На гробницу сложить в тишине...
Доктор Лиза, как жаль, что так мало
Знал тебя... Помолись обо мне!

Памяти погибших артистов Александровского Краснознаменного ансамбля. 15 Jan 2017

Через несколько дней после гибели артистов прославленного Краснознаменного Александровского ансамбля песни и пляски я посетил в Земледельческом переулуке здание, где в помещении музея боевой славы на 94 пюпитрах были размещены фотографические портреты всех, кто погиб в авиакатастрофе.

На меня смотрели, как живые, прекрасные лица героев, щедро расточавших свои таланты в их жертвенном служении России.

Перед фотографиями в траурных рамках горели свечи...

Я тихо отслужил панихиду и долго молча стоял, чувствуя и осозновая, что священнические смиренные молитвы были благосклонно приняты теми, кто стяжал за годы земной жизни и в день нечаянной смерти поистине всенародную любовь...

Мой ангел. 13 Jan 2017

Со светлым Христовым Рождеством!

Друзья, всякий раз удаляясь на Святки ради желанного, но не достижимого в столице уединения, я беру с собой любимую игрушку — росписного деревянного ангела.

Особенно меня впечатляют его глаза — добрые и чистые, «как озера синие»...

Ангел встречает и провожает меня, поселившись в нарисованных цветах амариллиса, прямо над моей кроватью.

Здесь, в келье, слышны только морской шум да собственное дыхание.

Настоящий друг — не помеха в пребывании с самим собой. Тот, кто понимает и жалеет тебя, готов молчать, покуда к нему не обратятся...

Я вожу тихого ангела в особом бархатном мешочке. Небожитель воспаряет на высоту только в предоставленном мне месте обитания.

Часть нимба отломилась, видимо, в перелетах и при бесконечных транспортировках, но от ангела нимало не убавилось — я имею ввиду его удивительную способность летать и молчать, наполняя атмосферу комнаты молитвенным сосредоточением и сердечным теплом...

Памяти Алёши Мошковича 11 Jan 2017

Я впервые увидел Алешу на собрании «осиротевших» поленовских прихожан, оставшихся без пастырского окормления несколько лет тому назад.

Среди присутствовавших там семей было и многодетное семейство Мошковичей, представленное в полном составе.

Рядом с изящной и хрупкой Наташей сидел ее супруг Алексий.

Все встали, чтобы поприветствовать священника и получить благословение.

Ко мне подошел Алеша с сияющей улыбкой, которая заполняла собой все лицо.

Почтительно склонившаяся фигура с характерным положением рук и ладонями крест-накрест для принятия благословляющей пастырской десницы и лучистый мягкий взор, и теплые интонации голоса — все выдавало в этом красивом молодом мужчине не просто воцерковленного человека, а душу, исполненную любви...

Мы сразу подружились.

Рождественская тайна. 06 Jan 2017

О детстве Господа молчат Евангелисты...
Но Дух художнику беззвестному открыл,
Как Иисусов взор, Божественный, лучистый,
За Матерью с любовию следил.

Пречистая к Нему приблизилась в молчанье,
Дитя на руки бережно взяла,
Со страхом понимая, — Сущий, Безначальный,
Замерзнув, чает от Нее тепла.

Младенческими непорочными устами
Искал прилежно девственной груди
Тот, Кто, с небес низводит влагу и питает
Цветущие эдемские сады.

Она склонилась над простою колыбелью
И улыбнулась — Всемогущий Бог
К подушке из соломы в наволочке белой
Прильнул, на правый повернувшись бок...