служитель слова...

Усекновение главы святого Иоанна Предтечи 11 Sep 2017

Можно представить себе, какое смущение, если не отчаяние охватило учеников Иоанна Предтечи при вести о его насильственной смерти!

Грубые, не знающие ничего святого люди умертвили праведника, подобного которому не было в Израиле со времен ревнителя Илии...

Казалось, произвол и власть тьмы совершенно восторжествовали.

И даже Господь Иисус не воспрепятствовал свершиться вопиющему беззаконию, – помышляли редкие поборники добродетели...

Но правда Божия, между тем, свершила свою великую победу.

Глава Предтечи, и по смерти мученика, продолжала обличать нечестивцев.

Даже беззаконный Ирод, как ни был омрачен грехами, верил в бессмертие и воскрешение Иоанна, впоследствии отождествив его с Иисусом, слухами о Котором полнилась земля.

Саксонская повесть 11 Sep 2017

Не случайно День трезвости в России приурочен к церковной дате Усекновения главы святого Иоанна Предтечи.

Именно страсть винопития некогда развязала Ироду язык и руки, побудив тирана к свершению тягчайшего греха – убийства пророка.

«Зелёный змий» прежде всего опутывает и помрачает разум человеческий. Святой апостол Павел, осуждая не вино, а пресыщение вином, свидетельствует, что этот порок связан с блудной страстью, недалеко от которой ходит и гнев...

Естественно, что вслед за психикой у жертв пьянства страдает и физика.

Священникам, как и врачам, весьма часто приходится иметь дело с лицами, зависимыми от алкоголя.

Церковь накопила огромный опыт борьбы с этой страстью.

Между прочим, очень плодотворна практика, когда человеком добровольно приносится обет воздержания от употребления горячительного на определённый срок.

Соединяя обет с исповедью и приобщением Святых Христовых Таин, страждущий христианин по вере своей получает явственное благодатное укрепление свыше.

Позволю себе, в завершение темы, благопристойную поэтическую шутку, которая, верю, не прозвучит диссонансом в отношении Дня трезвости...

САКСОНСКАЯ ПОВЕСТЬ

Однажды бюргер, пьяный в стельку,
Добрёл до врат, где жил курфюрст.
Подняв глаза на ближний эркер,
Увидел позлащенный бюст

Его скончавшейся супруги.
«Моя любовь, сойди, я здесь!
Пойдем скорее на прогулку», –
Кричал он громко на всю весь.

С постели сумрачный хозяин,
Вскочив, столкнул тяжелый бюст.
Тот дурня не убил случайно,
Но вышел бес из грешных уст.

С тех пор никто не видел пьяным
Героя повести моей.
А бюст с полученным изъяном
Так и дожил до наших дней.

Герострат 09 Sep 2017

Не все знают, что печально известный Герострат свершил своё чёрное дело 21 июля 356 года до Р.Х. – в ту самую ночь, когда родился Александр Македонский, будущий завоеватель Эфеса, уроженцем которого и был безумный поджигатель храма Артемиды.

Обделённый земными талантами, Герострат поднес горящую головню к дивному по красоте зданию с одной-единственной мыслью: прославить себя во всех последующих веках...

Это, безусловно, то мистическое совпадение, которое можно назвать невымышленной загадкой истории.

Примечательно, что суд эфесских старейшин, вынося Герострату смертный приговор за уничтожение одного из семи чудес света, постановил изъять его имя из всех архивов, чтобы истребить самую память о неслыханном преступлении.

Но история распорядилась иначе...

Впрочем, не вечно греметь под небесами «геростратовой славе».

В своем поэтическом изложении античного сюжета я увожу мысль читателя за грань земного бытия...

ГЕРОСТРАТ

В ночи кромешной зарево пожара,
Над храмом – языки огня и дым...
Жрецы кричат в смятенье у портала –
Им машет головней в молчанье мим –

Какой-то человек с улыбкой мрачной...
«Кто ты, злодей, кощунник?!» «Герострат».
«Коснулся злата ты рукою алчной?»
«Нет, я не вор. Вы знаете, наш град

Известен миру храмом Артемиды.
Я, я свершил задуманный поджог!
Пусть завтра Герострату быть убиту –
Свершится кара – это Божий рок –

Но никому моей ужасной славы
Я верю, не умалить никогда!»
Замолк безумец. Блик упал кровавый
Ему на лоб... И вспыхнули глаза:

«Вы постараетесь предать забвенью
Меня и то, что сделал в эту ночь!
Забудут вас! А я кровавой тенью
Пройду века! И вам не превозмочь

Бессмертной тёмной славы Герострата!»
Связав, его куда-то повели...
А в черных небесах над колоннадой
Зловещим нимбом реяли огни...

Увы, сейчас, спустя тысячелетья,
Всё больше тех, кто, тою же ценой,
В безумстве ищет мнимого бессмертья,
Себе грозя зажженной головней...

Жнецы готовы – и в снопы соблазны
Связав, низвергнут, наконец, во ад.
Зло канет. Злых не вспомнят. Эх, напрасно
Трудился ты, несчастный Герострат.

Владимирская икона Божией Матери 08 Sep 2017

«О мир спасающая красота!
Свои мне совершенства назови!»
«Нетронутого девства чистота,
Смирение и полнота любви...»

Антигона 06 Sep 2017

Потеряв двух братьев, погибших в междоусобной борьбе за власть, дева Антигона предает земле обоих, вопреки повелению правителя Креонта, который наложил запрет на погребенье одного из них, как мятежника.

Креонт приказывает замуровать заживо бесстрашную Антигону, верную родственному долгу и неписанному обычаю старины, по которому нет страшнее греха, чем оставить тело усопшего непогребенным...

Антигона явила беспримерное мужество души, отдав предпочтение родственному чувству и отринув бездушный закон, идущий вразрез с велением совести.

Этот подвиг человечности возвышает героиню античного мифа над преходящими условностями земной жизни.

В наш век, когда озлобленные бедствиями люди, кажется, напрочь забыли о великодушии и сострадании к поверженным врагам, образ Антигоны дышит подлинной и непреходящей силой жертвенной любви...

АНТИГОНА

Ты, Антигона, эллинов краса,
Тебя я вижу из туманной дали:
Разметаны по стану волоса,
Рекой спускаясь до мысков сандалий.

Тебя встречает тихий, мрачный склеп.
Твои одежды, серые от пыли,
Напоминают погребальный креп,
Воскрыльем обрамляя край могилы.

Презрев неправедный земной закон,
Ты погребенье совершила брата,
За что спесивый василевс Креонт
Назначил смерть тебе не от булата,

Но приказал замуровать живой.
Остались на земле два-три мгновенья...
Совне – рыданья, плакальщицы вой,
Плебс ропщет на царя за повеленье.

Чиста душой и совести верна,
На диво ты спокойна, Антигона,
Исполнив в мрачном городе одна
Святой обычай старины и дома.

•••••••••••••••••••••••••••

Прошли века... В теченье среднем Дона
Среди порубленных казачьих тел
Идет с рыданьем тихим Антигона.
Неужто это русский наш удел?

Не различая мертвых – красных, белых –
Всех предает с молитвою земле,
Не слыша в поле криков оголтелых,
Не внемля той и этой стороне...

Спустя столетье видели в Славянске,
Как Антигона над расстрельным рвом
Склонилась долу, стоя в глине вязкой
И слезы утирая рукавом...

Ты, явленная гением Софокла,
Бестрепетно за правду умерев,
Восстала на сатрапа ради Бога
И, казнь с девичьим мужеством презрев,

Любви явила силу над законом.
Сияет красотой античный лик...
Твой образ молчаливый, Антигона,
Меня пронзил, как луч, как боль, как крик.