служитель слова...

Выставка, посвященная наследию А.Ф.Лосева 22 Sep 2018

В доме-музее Алексея Федоровича Лосева на Старом Арбате на всю стену простирается как-то оброненная им фраза: «Я сослан в двадцатый век...»

Крупнейший знаток античности, ее философии и эстетики, яркий представитель русского религиозного возрождения начала двадцатого века, блестящий педагог, оставивший после себя плеяду учеников, тайный инок, любитель Иисусовой молитвы, исповедник веры и каторжанин, испивший вместе со своим народом горькую чашу страданий...

Его ранняя философская работа «Диалектика мифа» перевернула в конце семидесятых годов мое мировоззрение и утвердила в душе нежные ростки религиозной веры.

Если кто-то из Вас, друзья, хочет войти в пространство подлинной культуры России, посетите этот чудесный музей-квартиру на Арбате.

Завтра, 23 сентября, открывается выставка, посвященная наследию А.Ф.Лосева, великого мыслителя 20-го столетия.

Дом А. Ф. Лосева

В неволе 19 Sep 2018

В России бабье лето.

«Короткая, но дивная пора»...

Так и хочется вырваться из удушающих объятий большого города куда-нибудь подальше, в сельскую сторонку. Но, увы, обстоятельства сильнее нас.

Вот только для мечты не существует препятствий - она преодолевает все средостения во мгновенье ока.

Следую же за своей неудержимой мыслью без промедления...

В НЕВОЛЕ

Чем крепче города объятия стальные,
Тем чаще мысленно брожу я по полям.
Нет, вовсе не брожу - ведь за спиною крылья -
Витаю на просторе... Виден древний храм,

Дождем порушенная там и сям ограда,
Поникшие в поклоне ветхие кресты.
Веселье в душу льет звенящая цикада,
Трепещет сердце от явленья бересты...

Манит неудержимо русское раздолье,
Где песни юности звучат среди полей,
Не ведая о выпавшей мне скорбной доле -
Под старость жить в плену бетона и камней.

Дни последние 18 Sep 2018

«И, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь. Претерпевший же до конца спасется.»

( Матф.24,12-13).

Спаситель, обращаясь к Своим ученикам, говорит о главном признаке приближения конца - оскудении любви между людьми. Причина тому - умножение беззаконий, людьми свершаемых.

Что стоит за этими вещими словами?

Источник добра и любви - Создатель и Его спасительная благодать. Любой мысленный грех и деятельное преступление заповедей лишает душу притока живительной энергии Божества. Нераскаянное состояние совершенно отчуждает от Бога и отдает человека во власть темной силы.

Помраченный и плененный ею исполняется энергии разрушения, дух которой - злоба и ненависть.

Дурной пример заразителен. Сообщества людей с боговраждебным настроением меняют атмосферу и лицо земли.

Нелегко человеку, черпающему силы любви в тайном союзе со Христом, сохранить «душу живу» в соприкосновении с «сынами противления»...

Ведь многие добрые сами по себе люди невольно черствеют и ожесточаются в общении с агрессивными самолюбцами.

Но «претерпевший до конца» - тот, кто не изменит обетам крещения вплоть до своего исхода или доживет до кончины мира, СПАСЁТСЯ.

Нам дано в Церкви всё необходимое и достаточное, чтобы победоносно пронести крест любви к Богу и людям, обновляя силы в Таинствах и в сердечной молитве к воскресшему из мертвых Господу Иисусу Христу...

ВСТРЕЧА

Цветы увяли и замолкли птицы,
Вся в трещинах иссохшая земля.
Ужасный сон ли мне сегодня снится
Или предчувствие томит меня?

Вокруг одни безжизненные лица,
В глазах тоска, угрюмая печаль.
Скользит людей молчащих вереница,
Ни встреч, ни расставаний им не жаль.

И нет того, кому доверишь слово,
И все тебя обходят стороной.
Уходит солнце в ночь, закат суровый
Мрачнеет, словно выкрашен сурьмой.

Но вот, в подъезде, в освещенье зыбком,
На лестничном пролёте разойдясь
С девчушкой, поднял взор... Её улыбка
Теплом обвеяв, вдруг в меня влилась.

Душа согрелась во мгновенье ока.
В сиянии невинных чистых глаз
Познал забытого я мною Бога,
Любовь Которого коснулась нас...

Прозрачный чертог души 14 Sep 2018

“Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши ( «сткляницы» - в церк-слав. переводе) и блюда, чтобы чиста была и внешность их».

( Матф.23,26 ).

Мы часто ощущаем свою душу как некую хрупкую ёмкость, подобную стеклянному сосуду.

Чем только ни заполняет его грешный человек, покланяясь неприметно для себя идолам, превращающим храм сердца в «мерзость запустения»...

Но душа человеческая предназначена единственно для Господа. Лишь Спаситель может вновь соделать ее самосветящимся хрустальным чертогом Своего обитания.

Пусть же поскорее чистые воды покаяния снизойдут в наши сердца и приуготовят «свято место» для Солнца правды - Христа Иисуса!

СТКЛЯНИЦА

Душа моя - тонкая сткляница
В телесном дубовом шкафу,
Но часто бесчинствует пьяницей
Во сне и подчас наяву...

А сердце, как блюдо широкое,-
Седалище бедной души:
Кольраби, редис с артишоками,
Чего только в нем ни лежит!

Все мысли в спагетти запутаны,
И чувства смешались в салат.
Подчас содрогаюсь я, будто мне
Навечно носить в себе клад

Из снеди умчавшейся свежести.
Я жажду холодной воды -
Она незаметно, без скрежета,
Очистит сосуд изнутри,

Прозрачною сделает сткляницу
И блюдо - светящимся дном.
Какое же счастье - покаяться,
Хрустальным соделав свой дом!

Ровесники тысячелетий 13 Sep 2018

В странах Средиземноморья олива почитается священным деревом. Человек, высаживающий ростки олив, знает, что при жизни он не увидит от них плодов. Его трудами воспользуются только праправнуки сто лет спустя.

Срубивший оливу считается преступником, подобным человекоубийце, и навлекает на себя, как про’клятый, презрение жителей всех окрестных селений.

Подходя к тысячелетней оливе, испещренной дуплами, испытываешь странное благоговение. Свидетельницей каких только событий ни была она на своем бесконечном веку!

Бережно поглаживаю теплый узловатый ствол священного дерева, заглядываю в его сквозные отверстия... и уношусь мыслью в далёкое прошлое...

ДРЕВНЯЯ ОЛИВА

Я подхожу к седой оливе
В исходе солнечного дня.
От старости объятья кривы,
Коряжист ствол. Она меня

Встречает древней тишиною,
И не шевелятся листы.
Плывут столетья предо мною,
Я созерцаю их следы

Через отверстия сквозные,
Которыми зияет ствол:
Вот, вижу фески, лица злые...
С улыбкой турок руки свел

Над схваченным в сраженье сербом.
Блеснуло лезвие ножа...
В груди заколотилось сердце -
Поспешно я отвел глаза.

В другом оконце вижу свадьбу,
Орлиный черногорца взор,
Невесты шелковое платье,
Гостей шумливых полный двор.

А ближе к кроне серебристой,
В просвете,- горный монастырь.
Там чернецы поют не быстро,
И в струях ладана потир*...

Во все века моя олива
Друзьям и недругам своим
Плоды растила терпеливо.
Зеленый девственный отжим

Им отдавая, зла не знала.
Здоровьем пользуя, сердца
Святым елеем умягчала.
И жизни нет ее конца!

—————————————

*церковная чаша для Святых Даров