Тел: +7 (916) 225 0962                   E-mail: o.artvladimirov@yandex.ru

От богомыслия к молитве: догматика и нравственность

Беря эстафетную палочку из рук протоиерея Владимира Воробьёва, я хотел бы посвятить свой небольшой доклад внутренней стороне христианской жизни и вместе с вами поразмышлять о том, как между собой связаны догматика и нравственность и какое значение в духовной жизни христианина имеет ясное умственное и сердечное усвоение богооткровенных истин веры – христианских догм.

Сегодня мы празднуем память преподобного Макария Великого, писания которого, запечатлённые глубокой небесной мудростью, свидетельствуют и о великой мере помрачения человеческого естества грехом. Преподобный Макарий, постигнув все тайны духовной жизни, говорит, что князь тьмы, совлекши с Адама и Евы светоносные одеяния благодати Божией, набросил на человеческую природу свой тёмный покров, как бы некую мрачную ветошь. И эта темнота, именуемая плотью, или грехом, царствующим в нашей природе, охватила всё наше естество – дух, душу и тело.

Есть на дню такое время, когда даже не особенно интересующиеся самопознанием христиане опытно убеждаются в истине, засвидетельствованной преподобным Макарием. Это время пробуждения от сна, когда мы восстаём с одра, а затем переводим взор на самих себя, заглядываем вглубь собственной души. И всего лучше приложить к тому, что видит христианин утром внутри самого себя, слова из книги Бытия: Земля же была безвидна и пуста [неустроена], и тьма над бездною (Быт.1, 2). Действительно, христианин, хоть сколько-нибудь молящийся, знает, что поутру он склонен переживать особенную немощь, он особенно чувствует свою греховность, ущербность. Часто его ум не в состоянии вспомнить двух-трёх слов молитвы. Иногда мы наблюдаем в себе то, о чём пишет святой Иоанн Лествичник: помысл играет, то есть мысль бывает настолько лукавой, неуловимой, рассеянной, что легче по восстанию от сна вспомнить что-нибудь из впечатлений прожитого дня или погрузить свой ум в образы этого мира, в грядущие дневные заботы, чем от сердца обратить к Богу глас молитвы: Гласом моим ко Господу воззвах (Пс. 141, 1). Заутра услыши глас мой: заутра предстану Ти, и узриши мя (Пс. 5, 4). Сразу этого достичь весьма сложно.

Учителя духовной жизни предлагают немощным христианам (а речь идёт о нас самих) в качестве посредства для совлечения этого тёмного покрывала, этого помрачения, которое мучает ум и сердце, богомыслие, то есть волевое устремление ума и сердца к Предмету нашей веры – к Богу. С помощью богомыслия мы воскрешаем в нашем сознании богооткровенные истины веры. Эти истины становятся нравственной опорой, хребтом внутренней духовной деятельности христианина, пробудившегося от сна, как бы восставшего из мёртвых. Епископ Феофан Затворник, в частности, говорит о том, что по восстании от сна бывает очень важно воспомянуть истины Символа веры и посредством них, словно дверью, войти в мир духовный, утвердить свои стопы на земле спасения, воспомянуть о Царстве Небесном, добытом для нас Кровью и Воскресением Искупителя; ощутить под своими стопами бездны ада, на которые обречено согрешившее человечество, если не воспользуется плодами искупления; обратить умственный взор ко Христу – Источнику силы животворящей и воскрешающей нашу душу; воспомянуть и о бесплотном враге – князе тьмы, который искал нашей погибели и тогда, когда мы спали, привнося в душу уродливые, бессвязные, часто душевредные воспоминания, всячески возбуждая нечистотой наш дух. Святитель Феофан предлагает христианину посредством богомыслия облечься в воинское вооружение, ощутить себя воином, ратоборцем, солдатом, чтобы начать боевые действия, основа которых конечно же – молитвенная устремлённость нашего естества к Создателю.

И мы можем и должны пользоваться этим, если не хотим, чтобы утренние часы были отравлены леностью, вялостью, безмолитвенностью, если не хотим, чтобы на tabularasa(чистой палитре) нашей души мир, лежащий во зле, нанёс свои уродливые рисунки, помрачив наше духовное око, и сделал бы нас неспособными к главном делу нашей жизни – молитвенному предстоянию Живому Богу.

Перечислю кратко те догматические истины, которые христианин должен усилием воли вложить в свою душу и обнять их испытующих умом, подобно тому, как врач к гноящейся ране прикладывает пластырь, чтобы оживляющее действие лекарства через какое-то время дало себя знать. Итак, восстав от сна, мы понимаем, что наш ум находится в каком-то разбросанном, рассеянном состоянии. Что противопоставить этой расколотости сознания, этой помрачённости ума? Конечно же истину о Едином Боге, надмирном Творце, пребывающем вне этого мира. А затем следует духом, умом и сердцем помолиться, дабы Господь Бог даровал нам благодать в течение всего дня памятовать о Нём, Едином, и о посланном Им в мир Сыне Божием; помолиться о том, чтобы Бог, по слову апостола Павла, даровал нам всё вменить в сор, в суету, всё отбросить ради единого на потребу – беседы с Единым Богом (см.: Фил. 3, 7). Сочетая богомыслие и молитву, христианин восчувствует нравственную опору, крепость; одновременно прояснеет его сознание, вместе с этим начнут приподыматься крылья души, заснувшей было вместе с телом.

Вслед за тем душа, под воздействием Духа Господня, Которым все мы запечатлены в час нашего духовного возрождения, начнёт как бы от себя отрождать те светлые, благие помыслы о Боге, которые являются, собственно, отпечатлением догматических истин, дарованных нам в откровении. Мы начнём помышлять о вечности Божества. Вечен Бог – и вчера, и сегодня Он Один и Тот же! Земля пре´йдет, небо совьётся, словно свиток, Ты же, Господи, во век пребываеши (Пс. 101, 13).

Тотчас от этого помышления мы воскрешаем для себя истину о бессмертии нашей души, бессмертии, дарованном нам по благодати, по дару Божию. Мы призваны пережить это ощущение: душа моя – лучшая моя часть, она воистину бессмертна. Господи, помоги мне сохранить свою бессмертную душу от стрел греха, от нравственной смерти, от всякой нечистоты и порока, ибо какая польза человеку, если он приобрет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? (Мф. 16, 26).

И уже как бы естественно, но на самом деле с тайным вспомоществованием Божиим, мы восходим к постижению вездесущия и всеведения Божества. Ты, Господи, вездесущ, Ты Своим взором всюду проникаешь, везде присутствуешь Своею благодатью, Которая не смешивается с этим миром, но действует в нём как нетварная энергия. Если Господь вездесущ, то и нам должно, по крайней мере, всегда присутствовать умом в нас самих. Как Бог Своим Божественным взором обымает и Небо, и землю, и всё, что в них, так наш умственный взор должен быть обращён в глубины нашей собственной «епархии», состояние дел которой мы должны знать хорошо. Наша «епархия» – это наша душа. Помоги мне, Господи, во все часы дня сего всегда зреть собственную душу, всегда наблюдать за своим сердцем, всегда, словно мудрый садовник, охранять то небесное растение, которое Ты насадил в час крещения. Ты, Господи, всеведущ, ибо от Тебя не укрывается ни одна мысль, ни одно намерение, ни одно человеческое слово, даруй же мне познать душу свою в возможной для меня глубине! Научи меня наблюдать за своими страстями, которые гнездятся в сокровенных глубинах души; от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего (Пс. 18, 13). Помоги мне, Господи, увидеть, разглядеть того таинственного змия, о котором говорит в своих писаниях преподобный Макарий Великий. Изгнанный благодатью из владычественного нашей души – ума, он, однако, скитается на периферии души, гнездится в телесных членах… Научи меня, Господи, узреть этого змия, осознать рабство, в котором я ещё нахожусь, сотворить брань с этим драконом, сверженным с небес, по слову Писания: …Змий сей, егоже создал еси ругатися ему (Пс. 103, 26), то есть посмеяться над ним и попрать его под свои стопы.

«Ты, Господи, неизменяем, – наконец, помышляет христианин о своём Небесном Владыке. Но всё разумное, Тобою созданное творение призвано к изменению от меньшего к большему, от худшего к лучшему. Научи же меня, Господи, ныне положить благое изменение в своей жизни». Один мудрый пастырь оставил нам в наследство краткую молитву: «Помоги мне сегодня изменить в своей жизни то, что я могу и должен изменить, научи меня претерпеть то, чего я изменить не могу, и даруй мне различение первого от второго».

С мыслью о неизменяемости Божества, а вместе об устремлённости к Нему всей разумной твари, соединяется то, что именуется ревностью к богоугождению, о чём говорит апостол Павел: …Забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе (Фил. 3, 13). Эта внутренняя устремлённость нашего духа к Причине, к Источнику нашего бытия, внутреннее горение сердца, сосредоточенность ума, воли и чувств в Боге и есть, собственно, та динамика духовной жизни, то внутреннее движение, которое отличает присутствие жизни во Христе от её отсутствия, отличает жизнь с избытком от внутренней смерти. И чем раньше в утренний час мы взойдём в это искромётное, бодрое, радостное состояние, именуемое в Писании горением духа – …Духом пламенейте (Рим. 12, 11) – тем, очевидно, легче, светлее, разумнее, полнее, плодотворнее будет день, который мы собираемся прожить с Божией помощью.

Не ревнуй лукавнующым, – предупреждает святой царь Давид(Пс. 36, 1). Праведен Господь, а потому всегда взыскивает грех и выбрасывает его вон, во тьму кромешную, производя над грехом Свой праведный суд. Нам особенно до´лжно размышлять о праведности Божества, дабы возбудить в себе в утренние часы ненависть ко греху, отвращение от него, чтобы не просто назвать грех грехом, но пережить его как беззаконие, как мерзость, с существованием которой внутри нас мы мириться не можем и не должны. Нет ничего полезнее, чем возбуждение в себе этой воистину священной ненависти, потому что диавол тотчас отскакивает, как ошпаренный, от христианина, видя, что тот приводит своё вооружение в полную боевую готовность, вынимает из ножен обоюдоострый меч молитвы, которым мы призваны рассекать мысленных змей – приступающие к нам греховные помышления.

Наконец, Бог есть Любовь. Самое бытие наше обусловлено тем, что Бог, по преизбытку благости, из небытия призвал нас в бытие. Бог есть Полнота, всё Собою наполняющая. Божественная Любовь, создавшая этот мир, поддерживает его в благобытии. Христианин поутру должен это уразуметь и восчувствовать всем сердцем. Бог есть Любовь, и Он даровал мне этот Свой дар, требуя от меня возлюбить ближнего, как Он Сам возлюбил каждое из Своих разумных созданий. Таким образом, если мы согреем этим помышлением сердце, то в нём уже не будет места ни для ненависти, ни для раздражительности, ни для равнодушия, ни для осуждения, но душа исполнится, по благодати Божией, сочувствия, сострадания, жалости, сопереживания, во всяком случае, будет способна выполнить завет апостола – радоваться с радующимися и плакать с плачущими (см.: Рим. 12, 15).

И венец нашего размышления. Мы покланяемся Единому, в Троице прославляемому Отцу, Сыну и Святому Духу. Мысль о Божественной Троице, равночестных Лицах Троицы, сопряжена с помышлением о царственном единстве, согласии, предвечной гармонии. В нас, конечно, нет точного подобия Троицы, но, будучи образом Троичного Бога, мы можем и должны помолиться о том, чтобы Господь упразднил в нас вражду и даровал согласие ума, чувств и воли, даровал единство духа, души и тела в их деятельном предстоянии и служении Господу.

И наконец помышление о Единородном Сыне Божием, посланном в мир для того, чтобы мир не погиб, но имел жизнь вечную. …Великая благочестия тайна: Бог явился во плоти (1 Тим. 3, 16). Помышление о Боге, воспринявшем на Себя человеческое естество, думаю, для усердного христианина неразрывно связано с вожделением Пречистого Тела и Крови Господа Иисуса Христа: «…Хлеб наш насущный даждь нам днесь…» Этот Хлеб есть Сам Господь Иисус Христос, в Евхаристии предлагающий нам бессмертную Трапе´зу, приобщающий нас Пречистого Своего Тела и Пречистой Своей Крови. Последнее особенно важно для христианина, ибо, если мы с раннего утра ощутим в себе эту алчбу и жажду Божества, захотим соединиться с Господом, то всё наше деятельное благочестие, и внутреннее, и внешнее, получит разум, смысл и одушевлённость. Ибо для того нам до´лжно подвизаться в этом мире, чтобы иметь возможность с дерзновением приступать к Источнику жизни.

 

ПСТБИ

Богословская конференция

01.02.99 г.

 

 

Материалы подготовлены сотрудниками архива

 

P.S. Обращаем ваше внимание, что размещаемые в этой рубрике материалы ещё не были опубликованы автором, поэтому их нельзя использовать для издания. Авторские права защищены. При использовании их в интернет-пространстве необходимо давать ссылки на первоисточник – корректный перепост и на сайт протоиерея Артемия Владимирова