Тел: +7 (916) 225 0962                   E-mail: o.artvladimirov@yandex.ru

Какой властью Ты это делаешь?

Какой властью Ты это делаешь?...

В нынешнем Евангелии первосвященники и фарисеи, приступив ко Спасителю, вопрошали Его с тайной ненавистью и гордостью: … какою властью Ты это делаешь? И кто тебе дал такую власть? (Мф. 21, 23), по какому праву Ты, вооружившись бичом, изгнал из храма торгующих менял, вывел оттуда бессловесных? Спаситель, не дав им на то прямого ответа, вопрошал их о крещении Иоанновом: … откуда [оно] было: с небес, или от человеков? (Мф. 21, 25). Господь испытывал Своих совопросников, ибо крещение Иоанново было, конечно, учреждено Небесным Отцом, и воля Божия была в том, чтобы все принимали крещение во Иордане, исповедуя свои грехи.

Гордые фарисеи и первосвященники, не послушавшиеся воли Божией, отвергшие совет Божий о себе, не крестившиеся от Иоанна, проявившие и строптивость, и самоутверждение, и безумную гордыню, конечно, недостойны были прямого ответа на свой вопрос. Коль скоро в малом были не верны, то и во многом. Коль скоро отвергли проповедь Иоанна Предтечи, то не приняли и пославшего Предтечу Создателя нашего – Бога Слова. Так и ныне Господь сокрывает Свои Божественные тайны от премудрых и разумных, тех, кто более доверяет себе, нежели Божественному Евангелию, оставляя их во тьме и сени смертной самолюбия и гордости. Открывает же Свой Свет и дает познание о Самом Себе кротким и смиренным младенцам во Христе.

 

И конечно, нам, чадам Церкви, никак нельзя вопрошать Спасителя: «Кто дал Тебе власть сию? Какою властью сия твориши?», потому что Господь по воскресении возвещает: Дана Мне всякая власть на небе и на земле... (Мф. 28, 18). Бог есть Источник всякой власти, от  Него именуется всякое отечество. И все мы должны всецело покориться этой власти, дабы власть Спасителя была явлена в каждом из нас. К сожалению, не всегда это происходит. Между тем, жизнь в Боге, подвиг покаяния в том и заключается, чтобы предоставить Господу властвовать над нами: над нашими умом и помышлениями, над нашими сердцем и чувствами, над нашими деяниями и самой волей, над душою и телом, так, чтобы христианин стал разумным и сознательным орудием, инструментом созидающей воли Божией.

Для того чтобы Господь возобладал над нами, соделался для нас не только Богом Творцом, но и Господом Искупителем, необходимо всецело ввериться Его воле, как бы положив самого себя на жертвенник богоугождения. Прежде всего, позаботимся о том, чтобы Господь восприял власть над нашим умом и разумной силой души. Тот не хочет этой власти, тот сбрасывает с себя ярем покорности воле Божией, кто позволяет своему уму мыслить, как ему заблагорассудится, не следит за своими мыслями, не призывает Господа Иисуса Христа, но скитается умом на “стране далече”. Таковый бывает обуреваем тысячью многоразличных лукавых помышлений, не разбирая при этом, какие из них происходят от естества, а какие – от коварных демонов, привносящих всевозможные мечтания и образы в глубину нашего сердца.

Только тот разумен, только тот является рабом богобоязненным, кто боится отдать ум во власть стихий мира сего, во власть космических сил, во власть демонов. И поэтому он почитает для себя необходимым утвердить ум в Господе Иисусе Христе, дабы ухватиться за это имя, как тонущий человек хватается за скалу, которая среди моря единая может спасти его от потопления. Апостол Павел учит нас, дабы всякое помышление, посягающее на закон Христов, мы отражали, призывая имя Самого Спасителя.

Но для того, чтобы свой ум очистить от сатанинской детели, сколько нужно внимания, сколько трудов и усилий! Какая любовь к Иисусу Христу должна быть, чтобы прожить день так, чтобы наш ум не вращался среди предметов века сего, не загрязнялся образами преходящего мира, но искал лишь своего Господа и призывал имя Христово! В этом и состоит начаток покаяния, потому что лишь от Христа Спасителя снисходят мир, очищение, спокойствие и освящение нашей природы.

Когда мы предоставим Христу власть и Он возобладает над нашим умом, тогда можно думать и о том, чтобы обуздать свои чувства. А чувства и сердце в человеке – как огнедышащий вулкан. У людей, не сопрягших свое внимание со Христом, сердце, словно Везувий, изрыгает лаву гнева, похоти, гордости, злобы, суетных помышлений, сребролюбия, уныния. Все страсти изливаются из души огнедышащим потоком, сожигая и нашу душу, и окружающих нас людей. Один Господь может остудить этот адский пламень, этот жар, который присутствует в нас, делая нас чадами гнева, чадами преисподней.

Но терпение, постоянство в богоугождении, послушание ума Христу Спасителю, Его Церкви, свершают невозможное. Бог прикасается Своим перстом к человеческому сердцу, как  некогда сказал бушующему морю: … умолкни, перестань (Мк. 4, 39) – и воцаряется велия тишина…

Истинным христианином можно назвать лишь того человека, который обуздывает мысли, чувствования, страсти своего сердца, кто водворяет Христа не только в уме, но и в глубинах своей души. Ради этого и причащаются христиане Святых Таин Христовых, принимают внутрь себя умный Угль Спасителя нашего, дабы Бог осветил то, что погребено во мраке, – сердце и его чувствования – и соделал нашу душу воистину седалищем Своего присутствия. Об этом просто сказать, но за этими словами стоит целая жизнь. Христианин призван ежедневно полагать себя на жертвенник богоугождения, распинать свою греховную плоть, то есть грех, живущий в душе и в теле, следя и наблюдая за собой, дабы ни одно неприязненное чувство злобы, уныния, гордости, нечистоты не проникло во святилище нашей души. Вот тогда-то Господь полагает печать Своего безмолвия, священной тишины в человеческое сердце, тогда сердце становится храмом, в котором есть место лишь Христовым добродетелям, прежде всего, смирению, благоговеинству, страху Божию, любви, милости, радости, премудрости, – всему тому, что составляет мысленный рай боголюбивого христианина. Когда Христос возгнездится Своей благодатью в уме и сердце, тогда и тело становится послушным орудием воли Божией. Тогда христианин не позволяет ни единому греховному движению возобладать над его естеством. Но он весь становится натянутой струной, которая издает единый звук благодарения, боголюбия, сокрушения, покаяния. Такой христианин становится свечой, сияющей на светильнике боговедения. Это идеал, который живописуют нам Святые Отцы, но к которому мы должны стремиться и через это стремление смиряться, чувствуя, насколько мы далеки от заповеданного нам Евангелием.

Но тот, кто имеет подобную целеустремленность и понимает, в чем существо богоугождения, забывает мир со всеми его пристрастиями, прельщениями, треволнениями. Такой человек уже не интересуется ничем окружающим, но внимает себе, как многоочитый херувим, стараясь восходить от меры в меру, ежедневно продвигаться вперед к заветной цели, твердо веруя, что Господь почтит его смирение и боголюбие и некогда поставит на камень бесстрастия, дав ему разумно служить Слову Воплощенному.

23.08.05.

 

 

Материалы подготовлены сотрудниками архива

 

P.S. Обращаем ваше внимание, что размещаемые в этой рубрике материалы ещё не были опубликованы автором, поэтому их нельзя использовать для издания. Авторские права защищены. При использовании их в интернет-пространстве необходимо давать ссылки на первоисточник – корректный перепост и на сайт протоиерея Артемия Владимирова