Тел: +7 (916) 225 0962                   E-mail: o.artvladimirov@yandex.ru

О новом вине и старых мехах

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

 

… Почему (…) Твои ученики не постятся? — вопросили коварные и недобрые фарисеи  вкупе с неумудренными учениками Иоанна Предтечи (Мф. 9, 14). Спаситель ответил на это, что с Его явлением в мир на землю пришло Царство Небесное. От века существуют Божие сила и премудрость, от  лица которой говорил царь Соломон: Господь имел меня началом пути Своего, прежде созданий Своих, искони… И радость Моя была с сынами человеческими (Притч. 8, 22, 31). Желая наставить вопрошавших на правый образ мыслей, дабы они, отрешившись от своего лукавства, коварства, злобы и ограниченности,  возрадовались, восторжествовали и возликовали духом оттого, что собственными очами видят Бога во плоти, Спаситель отвечает: … могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? (Мф. 9, 15). Прикровенно Христос возвышал умы и сердца тех, с кем Он говорил, до исповедания Своего Божества:   … придут дни, когда  отнимется у них жених, и тогда будут поститься (Мф. 9, 15),предрекаятаким образом грядущие скорби и свидетельствуя о том, что новозаветные христиане будут свято памятовать о днях страдания Спасителя  — предательстве Его Иудой в среду и вознесении на Крест в пяток. К этому назиданию Иисус Христос присовокупляет учение о посте и мере воздержания, говоря о том, что никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани; ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое, — заключает Свое слово Иисус Христос, — вливают в новые мехи, и сберегается то и другое (Мф. 9, 16-17).

Эта притча о новом вине и старых мехах должна быть предметом осмысления всяким разумных христианином. Ветхими мехами Спаситель называет нашу падшую природу — душу и тело, которые не просто и не быстро получают обновление. Новое вино — есть благодать Святого Духа, которая дана всем нам как залог в таинстве крещения, но которая не тотчас проявляется в человеке, а у иных сокрывается под спудом страстей и греховных навыков. Существуют определенные законы действия Божией благодати. Она не явит себя человеку, ходящему по ветхой букве закона; человеку, который живет по своим страстям и находится под властью греха. Это новое вино проявляет себя и свободно действует лишь в новых мехах, — в возрожденном человеческом естестве, осоленном благодатью и приуготовленном к сохранению святыни. Только в таком сосуде могут  пребывать и умножаться дары Духа Святого.

 

Какое же отношение эта притча имеет к нам, и как глубже вникнуть в ее смысл и содержание? Прежде всего, ветхими мехами Писание именует наш немоществующий и подверженный болезням телесный состав.  Особенно это относится к современным людем, крепость которых совершенно изнемогла. Преподобный Серафим, провидя пророческими очами немощь людей XX столетия, оставил сестрам Дивеевской обители необычное правило, дозволив всегда вдосталь принимать пищу, иногда даже вопреки монастырскому уставу. Он разрешил сестрам держать у себя под подушкой сухарики, которыми повелел восполнять немощь в вечерние и чуть ли не ночные часы. И это в обители, где тайноядение входит в реестр ежедневно перечисляемых грехов! Преподобный Серафим знал, какие болезни постигнут грядущие поколения и потому дал такие снисходительные правила. Много должно разумно подвизаться, блюдя меру и сообразуясь с собственной немощью, чтобы мало-помалу наше телесное естество закалилось и без вреда могло бы исполнять те требования, следовать тем уставам, которые  общецерковный устав налагает на учеников Христовых.

 

Сразу и вдруг стяжать эту крепость, о которой говорит царь Давид: Господь крепость людем Своим даст, Господь благословит люди Своя миром (Пс. 28, 11), невозможно. Среди новообращенных, не утвержденных во благочестии, много таковых, которые, подымая на себя несоразмерные с их немощью подвиги, надрываются и даже ломаются, не будучи  впоследствии способными нести тот крест, который налагается на них церковным служением. В истории Церкви мы находим немало примеров, когда выдающиеся, замечательные подвижники благочестия, в юности несколько переусердствовав, подточили свои силы и, хотя имели  «новое вино» – Духа Святого – в сердце своем, однако не долго светили миру и скончались в молодых годах. Таковыми были святитель Димитрий Ростовский и святитель Иоасаф Белгородский. О святителе Димитрии сказано, что он, будучи иноком Киево-Печерской Лавры, подьял на себя какой-то особенный пост, отличающийся от общего устава, и расстроил свое здоровье, что впоследствии воспрепятствовало ему потрудиться на ниве Христовой много лет. Он буквально сгорел за несколько десятилетий от трудов, которыми стяжал спасение, но которые подточили его здоровье. Нечто подобное было и со святителем Иоасафом Белгородским, хотя и тот, и другой были несомненными избранниками Матери Божией.

 

Ветхими мехами, безусловно, можно почитать и нашу душу, немощную, окаянную, склонную ко всяким прельщениям и соблазнам, запутывающуюся в сетях собственных помыслов. Ветхими являются наши ум, сердце и воля. Священное Писание и Святые Отцы свидетельствуют, что до поры до времени христианин бывает весь как бы накрыт неким темным облаком – грехом, пронизывающим все без исключения составы человеческого естества. Иногда это облако несколько приподымается  – и человек чувствует просвещение в уме и сердце своем, а иногда, придавленный тьмою, чувствуя всю тяжесть греха, мучающего душу и отравляющее тело, он ощущает себя каким-то раздавленным насекомым.

 

Не сразу и не вдруг ум получает очищение. Да и не все, к сожалению, заботятся об очищении ума своего, как это заповедует Мать Церковь. Не все руководствуются указанием Святых Отцов о необходимости тайного поучения, которое, словно наждачная бумага, мало-помалу отирает наш ум от глубоко вьевшейся в него ржавчины и сообщает ему светлость, простоту и безвинность. Именно эти качества необходимы уму для постижения чистой молитвой невидимого, вечного, неописуемого Бога. Ум наш, до поры до времени непросвещенный, нераскрывшийся навстречу восприятия духовных истин, немощен. Поэтому нужно быть весьма осторожным и разумным в чтении Святых Отцов, ибо питать ум необходимо той пищей, которая сообразна с его возрастом. Не вредит чтение высоких подвижников благочестия только тем, кто имеет рассуждение. Имеющий рассуждение никогда не  будет прямо соотносить своего состояния с тем, о чем он читает в писаниях безмолвников и отшельников. Читая Святых Отцов, он будет разумно смиряться, чувствуя недостижимую высоту их  делания.

 

Не все имеют такое рассуждение, особенно люди, получившие образование по стихиям мира сего, имеющие внешнюю мудрость и поэтому  в духовной жизни руководствующиеся преимущественно рассудком. Такие люди, еще не раскрывшие своего сердца навстречу Господу, не познавшие тайного покаянного делания, не очистившие свой ум, но пытающиеся удержать «новое вино»  – учение о дарах духовных – в ветхих мехах, часто повреждаются, недугуют высокоумием, потому что примиряют одежды, до которых еще не доросли. Из этого состояния умственного прельщения рождаются все инакомыслия, все заблуждения, все отступления от Православия, все ереси, которыми, к сожалению, изобилует современное христианское общество.

 

Не может и наше сердце сразу принять «новое вино» Божией благодати, как бы оно по ней ни скучало. «Ветхим мехам» наших чувств потребна лишь соответствующая им пища –  сердце сокрушенно и смиренно (см: Пс. 50, 19). Святые Отцы учат, что никто не должен и не может почитать себя достойным благодати Божией, раскрытия в себе ее действия и даров. Но нам подобает, стоя на молитве, почитать себя отверженным от лица Божия, хотя и призываемым в «объятия Отчи». Жертва Богу  дух сокрушен (Пс. 50, 19): желание очищения, мольба о спасении, прошение об оставлении грехов, взывание ко Господу об освобождении от власти дьявола, избавление от вечной муки — вот образ чувствований и мыслей, достойный, правильный и полезный для христианина. Почитание себя недостойным милости Божией и одновременно упование на эту милость — вот краеугольный камень нашего спасения. Тот же, кто вообразит себя особою просвещенной, тот, кто подумает о себе как о человеке, достигшем степеней известных, тот, кто молится (если найдется таковой) о дарах духовных, не поднявшись еще на первые ступени очищения и покаяния, — пытается новое вино влить в ветхие мехи. Последствия этого бывают плачевными. Поврежденные чувства, которыми мы не можем ни почувствовать, ни измерить благодать Господню, станут обманывать человека, и он, сочиняя себе ложные духовные состояния, может неизлечимо заболеть.

 

Поэтому пусть новые вино вливается в новые мехи, а новые мехи дарует нам в известное время Сам Господь Бог, ибо у Святых Отцов сказано, что Царство Божие не приходит с соблюдением. Никто не заметит тот час и ту минуту, когда его естество будет обновлено, а сердечный сосуд закален. Тогда христианин станет способным воспеть Господеви песнь нову, добре петь Ему со восклицанием (см: Пс. 32, 3). Вот почему мы должны всегда бдительно стоять на страже своих чувств, дабы не принять ни единого обольщения, хитро и тайно всеваемого от врага. Особенно это относится к внимательным христианам, которые радят о своем спасении и стремятся угождать Богу.

 

Самые вредные помыслы, которые гнездятся в сердце обольщенного, суть таковые: иному кажется, что он преуспевает и угождает Богу, и Бог с благоволением взирает на образ его жительства. Это неправильный помысл, потому что мы —  рабы ничего нестоющие (Лк. 17, 10, и если исполняем волю Божию, то всегда не полностью, всегда отчасти, всегда не в том качестве. Поэтому нам всегда надлежит зазирать себя, как провинившимся пред Богом.

 

Иному кажется, что он, в отличие от других, ближе к Богу, и Господь общается с ним неким тайным языком откровений, вещаний, чего прочие не понимают. И это есть состояние прельщения. Третий полагает, что он стяжал относительную свободу от страстей или укрепился в каких-то добродетелях, благодаря своему остроумию или боголюбию, решимости, ревнованию по Бозе. Хоть и не слишком осознанно для себя, но такой человек все же приписывает себе успех  в духовной жизни. И в этом заключаются гордость и погибель.

 

Четвертый, смотря на окружающих, думает, что они не достигли меры его просвещенности, потому что не усердствуют и не понимают пути ко спасению, ибо они бездействуют, в то время, как он находится в трудах, — и это опаснейшее уклонение от стези спасения.

 

Должное же христианское умонастроение состоит в том, чтобы постоянно сознавать себя «ветхими мехами», существом нечистым, грешным, недостойным, слабым, подверженным всем соблазнам, плененным; существом, которое завтра упадет и расшибется смертельно, коль скоро Господь оставит его Своей тайной помощью. С таким устроением мы будем всегда открыты навстречу Божией благодати. А она — «вино новое» — мало-помалу заквасит и переквасит наше ветхое естество, со дня на день обновляя нас, будет раскрывать нам новые и новые тайны, которые Бог приготовил любящим Его. Аминь.

 

24.08.01.

 

Храм Успения Божией Матери.
Пюхтица

 

 

Материалы подготовлены сотрудниками архива

 

P.S. Обращаем ваше внимание, что размещаемые в этой рубрике материалы ещё не были опубликованы автором, поэтому их нельзя использовать для издания. Авторские права защищены. При использовании их в интернет-пространстве необходимо давать ссылки на первоисточник – корректный перепост и на сайт протоиерея Артемия Владимирова