служитель слова...

Деяния святых Апостолов, глава 10, стихи 17 – 33 05 May 2015

17 Когда же Петр недоумевал в себе, что бы значило видение, которое он видел, — вот, мужи, посланные Корнилием, расспросив о доме Симона, остановились у ворот,

18 и, крикнув, спросили: здесь ли Симон, называемый Петром?

19 Между тем, как Петр размышлял о видении, Дух сказал ему: вот, три человека ищут тебя;

20 встань, сойди и иди с ними, нимало не сомневаясь; ибо Я послал их.

21 Петр, сойдя к людям, присланным к нему от Корнилия, сказал: я тот, которого вы ищете; за каким делом пришли вы?

22 Они же сказали: Корнилий сотник, муж добродетельный и боящийся Бога, одобряемый всем народом Иудейским, получил от святаго Ангела повеление призвать тебя в дом свой и послушать речей твоих.

23 Тогда Петр, пригласив их, угостил. А на другой день, встав, пошел с ними, и некоторые из братий Иоппийских пошли с ним.

24 В следующий день пришли они в Кесарию. Корнилий же ожидал их, созвав родственников своих и близких друзей.

25 Когда Петр входил, Корнилий встретил его и поклонился, пав к ногам его.

26 Петр же поднял его, говоря: встань; я тоже человек.

27 И, беседуя с ним, вошел [в дом], и нашел многих собравшихся.

28 И сказал им: вы знаете, что Иудею возбранено сообщаться или сближаться с иноплеменником; но мне Бог открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым.

29 Посему я, будучи позван, и пришел беспрекословно. Итак спрашиваю: для какого дела вы призвали меня?

30 Корнилий сказал: четвертого дня я постился до теперешнего часа, и в девятом часу молился в своем доме, и вот, стал предо мною муж в светлой одежде,

31 и говорит: Корнилий! услышана молитва твоя, и милостыни твои воспомянулись пред Богом.

32 Итак пошли в Иоппию и призови Симона, называемого Петром; он гостит в доме кожевника Симона при море; он придет и скажет тебе.

33 Тотчас послал я к тебе, и ты хорошо сделал, что пришел. Теперь все мы предстоим пред Богом, чтобы выслушать все, что повелено тебе от Бога.


Размышления над прочитанным:


17 — 18. Полученное Петром откровение побуждает его к тщательному осмыслению увиденного.

Такое размышление называется богомыслием, по качеству своему оно близко к молитве, ибо всецело проникнуто благодатью.

18. Только Бог может сопрягать, вплоть до секунды, сокровенную жизнь сердца с соответствующими ей внешними обстоятельствами и событиями.

У людей это называется чудом.

Речь идет о появлении в тот же самый миг посланников Корнилия, выкрикнувших имя Симона, именуемого Петром.

19 — 20. Кто суть святые Божии?

Это те, кто имеют сокровенно обитающего в них Советника — Духа Святого, Который тайно беседует со Своими избранниками, наставляя их «на всякую истину».

Сказавший прежде: «Встань, заколи и ешь», — говорит теперь: «Встань, сойди и иди с ними...»

Апостолы — послушники Духа Святого.

Бог предупреждает все сомнения Петра, свидетельствуя апостолу, что приход этих троих — дело Промысла, точно так же, как и дарованное прежде видение.

21. Петр повинуется и называет свое имя пришедшим, осведомляясь: «за каким делом пришли вы?»

Не все открывает Дух угодникам Божиим, и те смиренно вынуждены иногда вопрошать людей, отнюдь не ощущая себя всеведущими.

Смирение — питающая стихия христианской души и среда обитания Божией благодати.

22. Слуги сотника повествуют о цели своего прихода.

Прежде всего говорят об одобрении Корнилия иудеями — чтобы Петр не погнушался им как язычником.

Упоминают о повелении Ангела, чтобы приглашение прийти в Кесарию не выглядело нескромным (со стороны Корнилия) и не было понято как лишь человеческое волеиз'явление.

23. Петр оказывает пришедшим подлинно христианское человеколюбие, предлагая гостям без стеснения воспользоваться гостеприимством хозяев дома.

Апостолу важно расположить этих людей к себе как посланнику Божию.

Отметим его простоту, человечность и обходительность — неот'емлемые качества служителя Христова.

С каким вниманием, нужно полагать, гости слушали апостола за трапезой, уже их ожидавшей!

Слова апостола — слова Божии.

На следующий день все отправляются в Кесарию.

Петр берет с собой иных из иоппийской братий, чтобы те были свидетелями предпринимаемого дела, которому покровительствует Сам Бог.

24. Отметим, что общие труды в путешествии даруют людям особое чувство единения, почти незнакомое тем, кто искуственно огранивает свое общение с людьми — безысходным пребыванием в домашней обстановке.

Корнилий созывает под своим кровом всех сродников и друзей, разделявших с ним его образ мысли.

В терпеливом и трепетном ожидании благовестника — замечательный пример единодушия и трогательной семейственности, едва ли свойственной нашему времени.

25. Корнилий падает ниц, встречая Петра при входе в дом. Душа сотника чужда и малой примеси самолюбия. Чистота помыслов делает его почти что ребенком по сердцу (но не по уму).

26. Петр поспешно подымает хозяина, ибо в памяти апостола навсегда запечатлелось смирение Христа, собственноручно омывшего ноги учеников на прощальной Вечери.

«Я тоже человек...» — драгоценное слово смирения, достойное запоминания!

27. Петр беседует с Корнилием на пути в дом, видя в сотнике истинно боголюбезную душу.

28. Петр обращает свое слово к людям, его ожидавшим, об'ясняя, что за чрезвычайные обстоятельства сделали возможным появление еврея в собрании «необрезанных».

«Бог мне открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым» только потому, что он происходит не от народа израильского...

Приметим, что, отвратившись от Христа, иные из соплеменников апостола и доныне находятся, к великому для них несчастью, во власти подобных представлений.

29. Апостол свидетельствует, что в своих действиях и решениях он руководствуется не собственной, но исключительно Господней волей.

«Итак, для какого дела вы призвали меня?» — вопрошает Петр и предоставляет Корнилию сполна высказаться, чтобы братия из Иоппии собственными ушами удостоверились в призвании язычников в Царство благодати.

30 — 32. Корнилий вновь пересказывает чудесные события, которые побудили его снарядить посольство в Иоппию за человеком Божиим.

Каждый день у Корнилия на счету, все у этого мужа упорядочено — и пост, и молитва, и богомыслие.

Ангела он называет «мужем в светлой одежде» — и по свойственному Корнилию смирению, и по внешнему образу небожителя.

33. Итак, сотник и апостол оказались спорыми (усердными) в осуществлении воли Божией: оба незамедлительно выполнили все, что было возвещено им свыше, — и ныне созерцали друг друга лицом к лицу...

«Теперь все мы, — сказал в заключение Корнилий, — предстоим пред Богом, чтобы выслушать все, что повелено тебе от Бога.»

Слово проповедующему дается тогда, когда слушатели взирают на него как на истинного служителя Божия.

Жизнь по совести и хождение пред лицем Господа (страх Божий) приуготовили Корнилия и весь дом его к слышанию апостольского слова.

Это слово низвело на слушателей благодать Духа Святого, ибо те уверовали в Сына Божия и крестились во имя Его...

Конец, и Богу нашему слава.

Деяния святых Апостолов, глава 10, стихи 1 – 16 04 May 2015

1 В Кесарии был некоторый муж, именем Корнилий, сотник из полка, называемого Италийским,

2 благочестивый и боящийся Бога со всем домом своим, творивший много милостыни народу и всегда молившийся Богу.

3 Он в видении ясно видел около девятого часа дня Ангела Божия, который вошел к нему и сказал ему: Корнилий!

4 Он же, взглянув на него и испугавшись, сказал: что́, Господи? Ангел отвечал ему: молитвы твои и милостыни твои пришли на память пред Богом.

5 Итак пошли людей в Иоппию и призови Симона, называемого Петром.

6 Он гостит у некоего Симона кожевника, которого дом находится при море; он скажет тебе слова, которыми спасешься ты и весь дом твой.

7 Когда Ангел, говоривший с Корнилием, отошел, то он, призвав двоих из своих слуг и благочестивого воина из находившихся при нем

8 и, рассказав им все, послал их в Иоппию.

9 На другой день, когда они шли и приближались к городу, Петр около шестого часа взошел на верх дома помолиться.

10 И почувствовал он голод, и хотел есть. Между тем, как приготовляли, он пришел в исступление

11 и видит отверстое небо и сходящий к нему некоторый сосуд, как бы большое полотно, привязанное за четыре угла и опускаемое на землю;

12 в нем находились всякие четвероногие земные, звери, пресмыкающиеся и птицы небесные.

13 И был глас к нему: встань, Петр, заколи и ешь.

14 Но Петр сказал: нет, Господи, я никогда не ел ничего скверного или нечистого.

15 Тогда в другой раз был глас к нему: что Бог очистил, того ты не почитай нечистым.

16 Это было трижды; и сосуд опять поднялся на небо.


Размышления над прочитанным:


1. Корнилий, не быв обрезанным иудеем, принадлежал к воинскому сословию, в его подчинении находилось не менее 600 человек.

2. Дух сотника тянулся к Всевышнему, как цветок — к солнцу. В тайне сердца он всегда в взывал к Богу.

Зная Моисеевы заповеди, Корнилий слушался голоса своей совести.

Внимая её велениям, этот человек, как видим, отличался отзывчивостью души и был сострадателен к людям.

Все сродники и домочадцы невольно проникались подобным устроением — печать молитвенной тишины и благоговеинства лежала на челе близких ему людей.

3. Возносит в совершенном уединении, по своему обычаю, молитвы к Богу около 3 часов дня («час девятый»).

Не всякому дано зреть явление Ангела и слышать его голос...

Только душа, очищенная долголетним покаянием, стяжавшая сердечную молитву, отличающаяся простотой и незлобием, способна к разумному восприятию Божьего откровения.

4. Понятен и естественен страх при общении с небожителями для скованного телесной немощью человека.

Сама собою приходит в трепет душа человеческая, едва лишь заслышит голос ангельский!

Это слово звучит в глубинах сердечных, пронизывая все существо сознанием неприступного величия Божия.

«Молитвы твои и милостыня взошли пред Богом...» — прекрасное выражение!

Смысл его таков:

Чуждый сомнений, устоявшийся святой образ мысли и соответствующий ему образ жизни мало-помалу привлекают благоволение Господа к добролюбцу.

Такой человек становится способным к восприятию несотворенной Божественной энергии (благодати), а прежде — к спасительной вести о воскресшем Христе.

Благодать Святого Духа даруется исключительно по вере в Господа Иисуса — Победителя греха, смерти и диавола.

5. А вот и само благовестие!

Ангел повелевает отыскать благовестника и дает Корнилию точнейшие указания, как именно это осуществить.

Вспомним, по случаю, Вифлеемских пастырей и полученные ими сходные предписания от небожителя.

6. «...слова, которыми спасешься ты и весь дом твой...»

Подумаем, с какой благоговейной верой воспринял сотник небесное веление! Столько лет он служил, как мог и как себе это представлял, Неведомому Богу, блуждая в необ'ятном море догадок — и, вот, наконец, — впереди показался берег спасения!

7. Ангел стал невидим.

Сердце Корнилия вкушало неведомый ему дотоле мир, именуемый «священным безмолвием сердца».

Душа доброго человека трепетно чаяла благодати.

Сотник призывает близких ему по духу, испытанных в служении людей и пересказывает им видение.

Для чего?

Для того, чтобы тот, кого они должны будут найти, нимало не колебался в решимости исполнить волю Божию и тотчас последовал бы за ними в дом Корнилия.

Приметим, насколько глубоки и чисты души этих простых людей, кажется, и вовсе не способных к размышлению о собственной значимости...

От Кесарии до Иоппии расстояние было около 40 верст — совсем не мало, если речь идет о пешем переходе.

9. Слуги и один из воинов выполняют повеление беспрекословно, ибо им надлежало действовать, а не «рассуждать.»

Они и боялись, и любили своего господина, а тот платил им доверием, столь драгоценным в очах подчиненного люда.

Бог, промышляя о спасении Корнилия (напомним, сотник — из язычников), особым образом приуготовляет Своего апостола к совершенно новому для него делу.

Петр восходит около полудня («около шестого часа») на плоскую кровлю дома с намерением свершить в тишине свои молитвы.

Таковы боголюбцы! Для них нет ничего предпочтительнее уединения.

10. Но Петр — человек и, окончив псалмы, просит приготовить ему трапезу, для восполнения сил.

Ожидание обеда, однако, не препятствует ему устремлять мысли к горнему.

Это знак благодатного бесстрастия!

«...пришел в исступление...» (по-славянски — «нападе ужас на нань»).

Речь идет не о припадке и не о каком-то сотрясении души или тела.

На языке Писания это означает такое воздействие на душу Божией благодати, при котором Дух Святой совершенно скрывает от восприятия христианина всё вещественное, зримое, земное и открывает своему наперснику тайны горнего мира.

11 — 12. Великое откровение Божие, духовное значение которого апостолу предстоит уразуметь...

От меры постижения видения зависят судьбы самой проповеди Евангелия «народам, племенам и языкам».

Это откровение ныне дано Петру потому, что своими собственными силами ему, очевидно, не суждено было подняться до понимания воли Божией.

Полотно знаменует весь мир, а «четыре угла» суть четыре стихии, из которых тот состоит.

Возможно, это и указание на вселенскую значимость видения, его общеобязательность для всех апостолов.

Полотно опускается из отверстого неба — откровение даровано Самим Отцом Небесным, Создателем всех человеков.

Четвероногие, звери, пресмыкающиеся и птицы — образ разных народов земли.

А ведь иудеи почитали их нечистыми...

Язычники, думали евреи, по определению не призваны Богом ко спасению и совершенно отчуждены от Его милости.

Перечисленные разряды живых существ суть символы пороков падшей человеческой природы — ныне искупленной, очищенной и возрожденной Спасителем к вечной жизни.

Четвероногие — это образ суетности, овеществлённости духа и земных пристрастий; а также — необузданной похоти, сладострастия.

Звери — образ жестокосердия, ярости.

Пресмыкающиеся — символ коварства и лукавства, разрушительное воздействие которых весьма сходно со змеиным ядом.

Птицы — это легковесность, неразумие, переменчивость нрава...

Таковы и были «необрезанные» — язычники, столь презираемые иудеями.

Но сами «сыны Израилевы» разве не принадлежали — своими недостойными помыслами и деяниями — к «темному царству» означенных страстей?

Единая благодать Святого Духа, даруемая по вере во Христа Искупителя, избавляет и спасает вчерашних иудеев и язычников от вечной греховной смерти!

13. Небесный голос повелевает Петру вкусить от живности, находившейся в полотне.

Иудеям было запрещено есть так называемых «нечистых животных», которых именно и созерцал Петр в видении.

«Так называемых» — потому что всякое создание Божие чисто.

Это условное разделение на тварей чистых и нечистых призвано было научить благоразумного иудея различению помыслов — в «полотне» собственного сердца.

Каждый из нас и сегодня обязан отревать, прогонять худые, порочные, злые мысли, удерживая в себе праведные, светлые, Божественные...

Небесный приказ: «Встань, заколи и ешь», — есть Божие повеление апостолам отныне обратить благовестие о воскресшем Спасителе мира ко всем народам БЕЗ ИЗ'ЯТИЯ.

Нужно понимать, что тайна вселенской Божественной любви Отца Небесного, явленной в лице Господа Иисуса, была дотоле сокрыта от умов и сердец учеников Христовых — из-за их вчерашней приверженности к иудейству.

14. Петр противоречит Богу — как ограниченный человек, остававшийся до времени в плену иудейских представлений.

В этом проявляется, заметим, его безусловная искренность, цельность и живость характера.

15. Петр слышит вразумление, отповедь СВЫШЕ.

А ведь уста Божии, как он, без сомнения, ведает, неложны.

Не первый раз пылкому в своей любви ко Христу ученику приходится отвергаться себя и своих ложных представлений — ради верности и любви ко Христу!

16. Чудесное видение повторилось трижды — в знак непреложности дарованного всей Церкви откровения.

Итак, с сегодняшнего дня упразднены для первоверховного Петра все сомнения, совершенно разрушена и искоренена цитадель иудейских предрассудков и высокомерия!

«...что Бог очистил, того ты не почитай нечистым» (ты не скверни — слав.).

Петр сходит с кровли мнимой исключительности иудеев — в отношении Божьего избрания — на землю истинного смирения и человеколюбия.

А в это самое время посланные сотником Корнилием слуги уже приближались, после дневного утомительного перехода, к дому кожевника Симона...

Конец, и Богу слава!

Деяния святых Апостолов, глава 9, стихи 32 – 42 03 May 2015

32 Случилось, что Петр, обходя всех, пришел и к святым, живущим в Лидде.

33 Там нашел он одного человека, именем Энея, который восемь уже лет лежал в постели в расслаблении.

34 Петр сказал ему: Эней! исцеляет тебя Иисус Христос; встань с постели твоей. И он тотчас встал.

35 И видели его все, живущие в Лидде и в Сароне, которые и обратились к Господу.

36 В Иоппии находилась одна ученица, именем Тавифа, что значит: «серна»; она была исполнена добрых дел и творила много милостынь.

37 Случилось в те дни, что она занемогла и умерла. Ее омыли и положили в горнице.

38 А как Лидда была близ Иоппии, то ученики, услышав, что Петр находится там, послали к нему двух человек просить, чтобы он не замедлил придти к ним.

39 Петр, встав, пошел с ними; и когда он прибыл, ввели его в горницу, и все вдовицы со слезами предстали перед ним, показывая рубашки и платья, какие делала Серна, живя с ними.

40 Петр выслал всех вон и, преклонив колени, помолился, и, обратившись к телу, сказал: Тавифа! встань. И она открыла глаза свои и, увидев Петра, села.

41 Он, подав ей руку, поднял ее, и, призвав святых и вдовиц, поставил ее перед ними живою.

42 Это сделалось известным по всей Иоппии, и многие уверовали в Господа.


Размышления над прочитанным:


32. От апостола Павла обратимся к первоверховному Петру, на малое время.

Каждый из служителей Слова духовно окормляет, пользует определенные города и селения. Устраивалось это «распределение» изволением Духа, который ясно изрекал Свою волю устами апостолов.

Замечательно, что они все время пребывали в благовестнических трудах, не забывая вновь и вновь посещать основанные ими общины.

Апостолы напоминают собой кормилиц, всегда готовых поить молоком порученных им детей.

Священное Писание называет верных «святыми» как по причине почивающей на них благодати, так и ради беспорочного их жительства.

Христиане призваны быть «украшением учения», и собственной жизнью им подобает свидетельствовать о своих убеждениях.

Святой, по библейской традиции, – это тот, кто посвящен Господу, а значит – чужд всякой скверны и далек от неправды.

«Будьте святы, потому что Я свят», – говорит нам Бог устами ветхозаветного пророка.

33. «... нашел человека...» Приметим взыскательность и усердие смиренного Петра, который разыскал некоего Энея, поверженного параличем на одр и уже восемь лет остававшегося в этом несчастливом положении.

Апостолы, без сомнения, хорошо усвоили некогда слышанную ими от Спасителя притчу о милосердном Самарянине и потому не жалели ни времени, ни сил в служении людям, особенно тем, кто не мог помочь себе сам.

34. Святой Лука не поясняет нам, вопрошал ли Петр несчастного Энея о вере, прежде чем восставил его со одра призыванием имени Господа Иисуса Христа.

Скажем лишь, что болезни, наипаче долговременные, глубоко смиряют дух человеческий и естественно располагают его к вере.

Приступая к благодеянию, святой Петр ничего не свершает сам от себя, но устами и руками ученика чудотворит Спаситель.

Апостолы подобны иконе. Они являли миру Распятого и Воскресшего, Который жил, говорил и действовал через них.

«Встань с постели твоей. И он тотчас встал».

Апостол повелевает исцеленному встать, чтобы все окружающие были свидетелями этого чуда и, таким образом, дело Божие ни от кого не утаилось.

Эней «тотчас встал».

В его восстании с одра явлена всемощная благодать Христова и ее мгновенное врачующее действие!

35. Жители Лидды и Сароны, хорошо знавшие про болезнь Энея и увидевшие его стоящим на ногах, всем сердцем обратились ко Господу.

Таково истинное чудо – оно всегда благотворно по последствиям.

36. Теперь пойдет речь о благочестивой девице из Иоппии – соседствующего с Лиддой селения.

В нем жила Тавифа, изобиловавшая доброделанием и милостыней. Таков был уклад ее жизни – постоянно и бескорыстно помогать другим — во славу Господа.

Что может быть прекрасней юности, посвятившей себя делам милосердия!

37. Но и молодых, иногда, не щадит смерть — приход ее, увы, часто беззвестен.

По обычаю, тело было опрятано (омыто), однако еще не предано погребению — все со смутной надеждой ожидали Петра.

38. Ученики, находившиеся в Иоппии, воспользовались пребыванием апостола в Лидде и пригласили его прийти в дом Тавифы.

Видимо, свершенное над Энеем чудо мгновенно стало известным во всех близлежащих окрестностях.

Приметим простоту тогдашней жизни: одни не стесняются позвать, а другой не отказывается прийти — невзирая на усталость и ни сколько не помышляя о своем высоком месте в Церкви Божией.

Любовь царствовала во всех и во всем.

39. Община была об'ята скорбью: скоротечная кончина Тавифы отозвалась великой печалью в душах тех, кто любил девицу. А любили ее, как видно, многие — за добродетельный нрав и прилежание к милостыне.

Без лишних слов препровождают великого в горницу, где очам апостола предстали плачущие вдовицы.

Они держали в руках переданные им Тавифой домотканные изделия — плоды ее праведных трудов.

Что это было за зрелище!

Вспомним, что и Сам Господь прослезился у гроба Лазаря,

увидев вокруг Себя плакавших сродников и друзей его...

Значение имени Тавифы — «серна». Это животное упоминается в Соломоновой книге «Песнь песней».

Серна стремительна, но часто движется крадучись.

Не медлила в добрых делах и Тавифа; и весьма вероятно, – она многих одаряла тайно – по заповеди Христовой.

Не сейчас ли только, собравшись у бездыханного тела, все увидели как бы овеществленные добродетели умершей девушки — с любовью сшитые ею рубашки и платья?

40. По примеру Спасителя, Петр молится над усопшей в уединении — прежде сказав всем присутствовавшим спуститься вниз.

В отличие от Спасителя, преклоняет колени, ибо Тот – Бог, а этот – человек.

Христос повелевает, Петр ходатайствует, Учитель молвит, ученик молит; но и тогда, и сейчас действует единая сила Христова.

Там – непосредственно от Бога, здесь – чрез посредство Его апостола.

Смотря на мертвое тело, Петр говорит душе праведницы: «Тавифа, встань!»

«И она открыла глаза свои и увидев Петра, села.»

Краток и сдержан в своем свидетельстве евангелист Лука.

Но дело говорит само за себя.

Зиждительное слово Петрово повелевает и смертью!

Дух Святой устами апостола возвращает девичью душу в ее телесный чертог.

Душа, освященная благодатью, тотчас животворит тело, сообщая тому силы к жизнедеятельности.

41. Петр простирает руку и подымает Тавифу живой со смертного одра!

Не так ли — в «день шестый» — Отчая длань была простерта новосотворенному Адаму, которого Бог затем ввел в Эдем — «возделывать и хранить Рай»?

Петр зовет вдов и «святых», то есть учеников, чтобы все удостоверились в милости Божией, явленной Церкви воскрешением Тавифы.

Приметим, что не все вдовицы могли принадлежать Церкви, во всяком случае, иные из них; значит, Тавифа творила милостыню «невзирая на лица» — как истинная человеколюбица.

Подлинно, «милость возвышается над Судом, а «милостыня и от смерти избавляет.»

Вдовицы с их слезами на щеках и сшитыми Тавифой рубашками в руках суть евангельские «друзья», которых мудрая дева приобрела «богатством неправедным».

Теперь, когда она «обнищала»- скончалась — те принимают милостивую Серну «в небесные кровы»- ходатайствуют за нее пред Богом, воскрешающем девицу из мертвых.

Напомним, на всякий случай, что «неправедное богатство»- на языке Евангелия — суть все, дарованное нам Господом «во временное пользование»; все, за что Он потребует с нас отчет на Суде: это и душа наша, и тело с их многообразными способностями и талантами.

«Истинным богатством» именуется благодать Духа Святого, стяжеваемая и умножаемая через правильное употребление «богатства неправедного», которое

подобает расточать на служение ближним.

42. Вот и Иоппия, как прежде Лидда, стала свидетельницей великих дел Божиих — «и уверовали многие в Господа».

«Многие уверовали», потому что воскрешенная Тавифа и исцеленный Эней и без слов проповедывали лучше и громче, чем те, дела которых находятся в противоречии с учением веры.

Уверовали, очевидно, не все,

ибо и в наши дни есть такие люди, которые не уверуют, — «даже если мертвые воскреснут».

Господь никого никогда не неволит, но Он, как чадолюбивый Отец, истощает в избытке имеющиеся у Него средства премудрости, силы и благости, чтобы все пришли «в познание Истины и спаслись».

Конец, и Богу нашему слава!