служитель слова...

О любви. 23 Mar 2015

Есть сюжеты, которые называют «вечными»... Проносятся столетия, а они не стареют, не ветшают. Всегда юными остаются и сами герои, олицетворяющие силу великой и крепкой, как смерть любви.

Современному поколению так не достает той высокой жертвенности чувства, которое запечатлено гениальной рукой Вильяма Шекспира в его драме «Ромео и Джульетта».

Я позволил себе переложить повествование на языке поэзии, выведя «историю любви» в кратких диалогах, в ответ на просьбу друзей написать что-то вдохновляющее для молодежи.

Да не осудит меня великий драматург, герои которого и поныне заставляют нас оценивать собственную жизнь под знаком вечности...

Последний монолог. (Вольный перевод из Шекспира) 22 Mar 2015

Если благодарные, признательные дети — опора отцу и матери в старости, то, что же для последних — чада вероломные, которые ни во что не ставят труды отеческие и материнские, более того, бросают на произвол судьбы своих родителей? Такие дети — источник непрестающей боли, предмет всегдашнего сокрушения и сетования...

21 марта — Международный День Поэзии. 21 Mar 2015

Дар слова — один из драгоценнейших.

Чем невесомее крылатое слово, тем тяжелее груз ответственности за него.

Страшно порвать золотые струны поэтической лиры грубым, резким прикосновением — принести ее в жертву похоти или корысти. Почему?

Друг парадоксов. 20 Mar 2015

Как часто мы сетуем, что не понимаем ближних... Простое становится сложным, легкое — трудным. И бесконечные недоразумения, огорчения во взаимном общении. Так и «бодаются», сшибаются лбами самые родные, близкие друг другу люди, пока не разведет их жизнь...или смерть. А ведь ларчик открывается очень просто: нужно стремиться не понять, а пожалеть...

Наконец-то состоялся долгожданный для меня вечер... 18 Mar 2015

Наконец-то состоялся долгожданный для меня вечер с представлением новой книги «Учительство» — третьей части трилогии (первая — «С высоты птичьего полета», вторая — «Мой университет»).

Что особенно отрадно — книга увидела свет в Год литературы, когда художественное слово является предметом особого внимания любящих это слово.