служитель слова...

О грехах языка

25 Jan 2018

Среди персонажей Мертвых Душ обретаются Две Дамы - одна, «приятная во всех отношениях», а другая - «просто приятная»...

На фоне их внешнего благообразия тем более отталкивающее впечатление производит общение кумушек между собой, всецело проникнутое духом сплетничества и пересудов.

«Язык - неудержимое зло»,- восклицает апостол Иаков, свидетельствуя, что человеческие уста разносят греховный пожар по всей земле, сами будучи «воспламеняемы от геенны»...

Увы, мало кто из нас следит за своей речью, превращая уста в отравленный источник.

Иногда испорченное гордостью и злобой человеческое сердце представляется мне пушкинским анчаром, а слова - стрелами, напитанными убийственным ядом...

Слово Божие строго судит нас за единое праздное слово. Почему?

Конечно же потому, что великий дар словесности присущ лишь богоподобным существам.

Наше призвание - если не «жечь», то согревать «сердца людей глаголом» правды и любви, пробуждая в душах, по вещему слову поэта, «чувства добрые...»

ДАМЫ

Текут века, бегут столетья,
Несется время, как стрела;
Уходят поколенья в вечность,
Кружится в космосе земля...

Но остается неизменным
Язык в устах, как в темном рву.
Он, воспаляем от геенны,
Напоминает мне Орду,

Которая катилась валом,
Свет помрачая тучей стрел,
И все живое убивала...
Однажды Гоголь подсмотрел,

Как Две Приятные Особы
Вели в гостиной разговор.
Известны в свете были обе -
Встречал их в обществе фавор

За утонченные манеры
И в нос привычку говорить.
Наедине же те мегеры,
Связав досужих сплетен нить,

Перемывали ближним кости.
Словесный завершив разбой,
Поспешно направлялись в гости,
Вполне довольные собой...

Увы, сейчас картина та же,
За исключением манер.
Быть может, и печальней даже:
Язык наш стал уже не сер,

А сквернословья ради - черен.
Узнать бы Гоголь был не рад,
Что дамы делом незазорным
В беседе почитают мат...

Не рабствуя растленным нравам
И чуждым чести временам,
Скажу без колебаний я вам,
Что речь родную не отдам

В заложницы греху и сраму -
Над каждым совесть зорко бдит...
Из сердца, как из Божья храма,
Исходит слово и летит,

Врачуя души чистым слогом,
Начатки сея «добрых чувств»...
Да не забыт я буду Богом,
Который дал мне силу уст!