служитель слова...

Музей Лермонтова, Пятигорск.

22 Oct 2014

В этом году я посетил лермонтовские места на Кавказе. Они до сих пор таят в себе память о великом русском поэте. Горы, водопад, источники... И, конечно, чудом уцелевший пятигорский маленький домик, ставший последним земным пристанищем поэта. Здесь хранятся его личные вещи, чудесные картины с видами Кавказа, документальные свидетельства о последних поэтических произведениях, написанных рукой русского гения. Побывав в пятигорском музее в самый день кончины поэта, впечатленный всем, что открылось моему взору, я дерзнул посвятить Михаилу Юрьевичу несколько поэтических произведений.

В горах Кавказа.

Любовью обделенный с детства,
С исполненной обид душой,
Вкушал он жадным, чутким сердцем
Ему неведомый покой
Лишь на Кавказе...
Громады каменных отрогов,
И башни зубчатых вершин -
Застывшее в молчанье слово,
Которое среди долин
Звенит рекою...
Он созерцал, как с горних круч
Летели в бездну водопады
И разбивали стаи туч
Их быстродвижные каскады.
Какая мощь, какой напор!
Как все в природе вдохновенно !
А жизнь людей -лишь прах и сор,
Погибель ждет их век растленный..
Бродя по тайным узким тропам,
Сразившись с цепкою листвой,
В местечке примостясь укромном
С тетрадью, быстрою строкой,
Поэт, причастный вдохновенью,
Запишет повесть беглеца...
Ах, инок Мцыри! Был ты тенью
И отражением творца,
Его бунтарских настроений,
Мятежной, искренней души.
К свободе рвался юный гений,
От пут страстей и суеты...
В вечерний час, когда светило
Свои закатные лучи
Как блестки злата, уронило
На кроны дикой алычи,
Среди цветов заснул увитый
Травою горною поэт.
И было некому увидеть
Улыбки детской мягкий свет...

МИХАИЛУ ЛЕРМОНТОВУ.

ЗАЧЕМ?

Смотрю на Божий мир печальным взором-
Прекрасна предрассветная пора,
Светлеет небо над застывшим бором,
И дышит зимним холодом земля.
Еще не слышно птиц и голы ветки,
Но лед на волю отпустил ручьи;
Те, разломав хрусталь прозрачной клетки,
Бегут в поля - ведь там теплее дни...
Журчат задорно, солнце отражая
В своих трепещущих от радости струях;
Не так ли реки Рая орошали
Края, где скрыты злато и бдоллах...
Но почему меня об'емлет холод
И сердце, как могила, молчаливо?
Зачем я дряхл душой, хоть с виду молод,
Куда ушли недюжинные силы?
Я на земле уж чуждый жизни странник,
И боле не способен полюбить...
Зарю встречая в час несветлый, ранний,
Я попытался о себе забыть...
Но мысль, пройдя вселенную,
Вернулась в ее исполненный печали дом.
Неужто я навеки осужден
Быть одиноким в этом мире бренном?

ДУЭЛЬ.
1.

Он сидел на балу у соседа,
Наблюдая танцоров круженье,
По углам искрилась беседа-
Светских дам и девиц наслажденье.
Здесь на водах, в подножье Машука,
Наш поэт, потомок Лермонта,
Избегая печали и скуки,
Стал душой водяного бомонда.
Появился в черкеске с кинжалом
Друг страстей, тщеславный Мартынов
И, привлекши внимание зала,
Поклонился хозяйке учтиво.
"Бравый горец с длинным кинжалом", -
Прошептал по-французски поэт.
Вдруг все стихло. И словом, как жалом,
В сердце ранен был гордый корнет.
На висках обозначились жилки,
А глаза загорелись огнем,
И поэту сказал он с улыбкой:
"Месье Лермонтов, жаль, не вдвоем
Мы сейчас присутствуем в зале...
Я давно Вашу мерность просил-
От острот воздержаться при дамах
На мой счет... Час, однако, пробил. "
"Друг, неужто дуэли ты хочешь?
Что за вздор, не поднять ли бокал?"
"К Вам придет секундант этой ночью", -
Отвернувшись, Мартынов сказал.

2.

Кавказская природа отдыхала
От полного дремоты дня,
Машук с Бештау мирно почивали,
Дозор окончив, два богатыря.
Утихший ветр не шевелил деревьев,
Безоблачны застыли небеса,
Надежда оставалась лишь на вечер
С его прохладой в завершенье дня.
Ничто, казалось бы, не предвещало
Явленья бури, молний и грозы...
Не служат ли их истинным началом
Людского гнева смертные грехи?
К шести часам сходились дуэлянты
На расстоянье десяти шагов.
Стрелялся Лермонтов когда-то с Де Барантом-
Сей опыт для поэта был не нов.
Он верил, что обиженный соперник
Черту последнюю не перейдет, -
И не стрелял, поднявши дуло кверху,
Рукой прикрывшись... Но корнет не ждет,
И тотчас поражает в сердце
Певца, чей вдохновенный глас
Победу одержал над смертью...
Мгновенье - и поэт угас.
Внезапно небо потемнело,
Сверканье молний, страшный гром-
И вот уже омыто тело
На землю хлынувшим дождем...

3.

Оплакивал поэта город.
Его бездвижный, хладный труп,
В мундир облекши, с тяжкой скорбью,
Друзья на кладбище несут.
Одну лишь надпись начертали
Поверх могилы - "Михаил",
Не разумея, что стихами
Он памятник себе сложил.
Где ныне тень его убийцы?
Где- в свете правды и любви-
Упреки северной столицы
И сплетни суетной Москвы?
Из крепкой бронзы изваянный,
Задумчив темный лик поэта,
Двухсотое встречаем лето
Его рождения... Незваный,
Стою, сомкнув уста в молчанье,
Седую опустив главу.
О эти очи! В них читаю
России скорбную судьбу,
Ее несчастных поколений,
Оставивших завет отцов.
Все предсказал нам юный гений-
И жребий был его суров.
"Белеет парус одинокий,
В тумане моря голубом"...
Веков сильнее эти строки,
Мы с ними на устах живем...

Меня весьма впечатлила так называемая дача Шаляпина в Кисловодске, один из изящнейших памятников архитектуры начала 20 века. Личность нашего великого русского певца как будто присутствует в бережно сохраняемых интерьерах особняка. Здесь я держал слово перед городской интеллигенцией. Оно было посвящено бессмертной человеческой душе.

В памяти осталось удивительно теплое общение с жителями гостеприимного города, жемчужиной которого является огромный парк, разбитый в царское время и достигший своего расцвета в советскую эпоху.