служитель слова...

Митрополит Иларион

03 Nov 2017

Сегодня день Ангела митрополита Илариона – главы Русского Зарубежного Синода.

По благословению Священноначалия я несколько раз посещал Восточно-Американскую Митрополию и имел честь тесно общаться с Владыкой.

Первое и последнее впечатление от этих встреч – ненапускная простота и совершенно необычная кротость митрополита, делающие иерарха Церкви родным вам человеком.

Он не считает зазорным для себя пододвинуть собеседнику стул, подать ему кофе, позвонить после окончания встречи и справиться, все ли благополучно...

От такого обращения невольно теряешься и не знаешь, как себя держать. А через полчаса осваиваешься и, избавившись от естественной робости, чувствуешь, что твое сердце согрето любовью к этому удивительному человеку...

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН
(доверительный разговор)

«Что сохранить всего труднее
Для тех, кто властью облечен?..»
Со мною поделился мненьем
Митрополит Иларион:

«Друзья мои, и днем, и ночью,
Я постоянно окружен...
Общеньем связан и заочным –
Дрожит, звонит мой телефон...

Помощников не так уж мало,
А дружных – только полтора.
Невыносимо это стало,
Расстаться с ними мне пора!

Но с кем же я тогда останусь?
Нельзя быть в Церкви одному...
Христос зовет нас Божьим стадом,
И я овец Его люблю –

Худых, паршивых, шелудивых
Брыкастых, грязных и в репьях,
Унылых, медленных, спесивых,
И тех, кто, блея впопыхах,

Идет в поток, не зная броду,
Плывет неведомо куда...
Я пастырь этого народа,
Епископства моя звезда –

В простертой Вышнего деснице...
Бог с юных лет меня хранит.
Приняв от предков дар молитвы,
Я, в вере твердый, как гранит,

Не выношу лишь разногласий.
И сторонюсь словесных битв.
Страшнее стрел – людские распри
И горечь желчная обид.

Вот почему всего труднее
Нам в сердце кротость удержать.
Епископов от страсти гнева
Спасает только благодать».

Митрополит промолвил слово,
Со вздохом опустив главу.
Ах, мелочные наши ссоры...
Да ведь и я его казню!

Хотел прильнуть к руке Владыки
И волю дать своим слезам.
Но он шепнул с простой улыбкой:
«Прости, дружок, я грешен сам».

С минуту молча посидели...
И затрезвонил телефон:
«Мы из Сиднея прилетели –
Митрополит Иларион

Нас ждет по срочному вопросу
Нецелевой растраты средств».
Владыка встал и вскользь мне бросил:
«Иди, браток, а я полез

Опять вариться в этой каше.
Так, видимо, судил мне Бог...
Свершается спасенье наше
В пучине бедствий и тревог,

Когда мы тяготы друг друга
Несем смиренно до конца,
И, сердца побеждая тугу,
Не требуем себе венца...»

В прихожую я тихо вышел,
Прикрыв дверь плотно за собой.
А он в своей остался «нише»
В молчанье – кроткий и... седой.